Среда , 19 июня 2024

Угасшая звезда Каракорума


Север Увурхангайского аймака, верховья реки Орхон, обширная долина Далалх-Тал — именно здесь, в географическом центре Монголии, на протяжении веков складывались государственные устои многих кочевых народов Центральной Азии — хунну, тюрков, уйгуров, монголов.

Отсюда и множество различных памятников прошлого — погребения знатных воинов, наскальные тексты, мемориальные комплексы степной знати, каменные изваяния, стеллы, валы городищ. Здесь же находятся развалины знаменитого Каракорума (Хархорина) — блистательной столицы монгольской империи XIII века.

В 1220 году Чингисхан перенес свою ставку из Хэнтийских гор на 500 километров западнее, к подножию Хангайского хребта. Причин, заставивших опытного полководца на 58 году жизни покинуть землю предков и расположиться со всем войском и приближенными в Приорхонье, было несколько.

Во-первых, Чингисхана волновали вопросы безопасности, так как соседство с чжурчжэнями, наиболее могущественными тогда соперниками монголов на востоке, становилось уже опасным. Во-вторых, быстро развивающейся кочевой державе был необходим надежный тыл в глубине страны в виде централизован-
ной военно-продовольственной базы для интенсивной подготовки к походам против тех же чжурчжэней, тангутов и Северного Китая.

Развитые в долине Далалх-Тал очаги металлообработки, благодатная почва, пригодная для крупного сельскохозяйственного производства, как нельзя лучше способствовали этому. В-третьих, появлялась возможность установления контроля над дорогами, ведущими в богатые среднеазиатские города, куда уже начал перемещаться центр экономических интересов монголов.

Интересно отметить, что на том же месте 500 лет назад располагалась столица уйгурского хана Богочара, здесь же в XII веке существовал меркитский город Таахай-балгас, на развалинах которого затем возвел свои дворцы кереитский Ван-хан, в свою очередь потерпевший поражение от монголов. И желтый походный шатер Чингисхана был поставлен отнюдь не в открытой степи, а в центре бывшего большого городища.

Исторические хроники справедливо указывают, что «городок Хорин, или Харахорин, по-тюркски Каракорум, или Каракуль, существовал задолго до времени Чингисхана и был резиденцией других сильных поколений». В них также говорилось, что «это место, в котором все дышит для того, чтобы образовать государство на Хангае».

Угэдэй, третий сын и преемник Чингисхана, правитель Монгольской империи с 1228 по 1241 годы.

Строительство основных зданий державного Каракорума началось в 1225 году по распоряжению Чингисхана, которому не было суждено увидеть основанный им город во всем его великолепии. так как в 1227 году он умер. Основные работы здесь развернулись при Угэдэе, третьем сыне Чингиса, в 1229 году наследовавшем титул Великого хана. Он издал указ, согласно которому каждому из его братьев, сыновей и прочих царевичей надлежало иметь в Каракоруме по отдельному дворцу.

Почетное место в этом аристократическом квартале занимал величественный дворец самого Угэдэя, названный Тумэн-Амгалан, что означает «Десять тысяч лет мира». Дворец был построен на высоком фундаменте, каждая сторона которого была равна расстоянию полета стрелы. Его площадь составляла около 2475 кв. метров. В центре дворца было сооружено тронное помещение, блиставшее своей художественной отделкой и богатой живописью.

Главное из 6 помещений дворца представляло собой обширный зал с 64 колоннами, пол которого был выложен зелеными глазурованными плитками. Здания возводились из хорошо сформованного и обожженного кирпича, были оборудованы отопительными системами, а дымовые каналы проходили под полами и лежанками. Надо сказать, что и Угэдэй, и последующие его преемники не жили в Каракоруме постоянно, а по обычаю, кочевали по сезонным ставкам далеко за пределами города, куда они наведывались по торжественным случаям и для пиршеств.

В середине XIII века Каракорум достиг апогея своего блеска и величия, здесь проходили все важнейшие торгово-караванные пути с Востока на Запад, все нити тогдашней мировой политики, при ханском дворце решались судьбы многих стран, народов и племен. Сюда, к монгольскому престолу приезжали послы со всех концов света, кто с дарами, а кто и с данью. Известно, что многие русские князья и православные священники приезжали в Каракорум за ханскими указами — дзарликами, гарантирующими им права на владения на Руси. Александр Невский был в Каракоруме четыре раза.

Посланник французского короля Людовика Святого, монах аббатства Сен-Дени Гильом Рубрук оставил подробное описание Каракорума, в котором он в 1254 году был принят Великим ханом Мункэ.

«Помимо ремесленного и торгового кварталов в городе было 12 кумирен различных народов, две мечети, в которых провозглашают закон Магомета, и одна христианская церковь на краю города, который окружен глиняной стеной и имеет четверо ворот. У восточных ворот продается пшено и другое зерно, которое, однако, редко ввозится, у западных — продают баранов и коз, у южных — быков и повозки, у северных — коней», писал он.

В другом отрывке он писал:

«Весьма искусный золотарь парижский по имени Гильом Буше, живший у Мункэ в чести и великом изобилии, сделал для хана огромное серебряное дерево, утвержденное на четырех серебряных львах, которые служили чашами в пиршествах; кумыс, мед, рисовое пиво и вино подымались в них до вершины и лились сквозь отверстый зев двух вызолоченных драконов на землю в большие сосуды; на дереве стоял крылатый ангел и трубил в трубу, когда надлежало гостям пить».

Будучи крупнейшим политическим центром, Каракорум являлся одновременно и сосредоточением науки, просвещения и культуры. Знаменитый министр  Чингисхана и Угэдэя Елюй-Чуцай, по происхождению киданец, составлял вместе с арабскими и персидскими учеными монгольский календарь, писал и переводил книги, чертил карты, открывал школы и оставил после себя множество рукописных творений по истории, астрономии, медицине и земледелию.

Высокообразованными были и представители знати. Как писал Рубрук, во время его приема у Мункэ-хана последний общался при нем с четырьмя иностранными послами, причем, с каждым на его родном языке. Есть сведения о том, что Мункэ-хан изучал Евклидову геометрию, свободно читал и писал на нескольких языках. Вот образец письма Великого хана Мункэ, адресованного Людовику Святому, королю Франции:

«Именем Бога-вседержителя повелеваю тебе, королю Людовику, быть мне послушным и торжественно объявить, что желаешь: мира или войны? Когда воля небес исполнится и весь мир признает меня своим властелином, тогда воцарится на земле блаженное спокойствие и счастливые народы увидят, что мы для них сделаем!
Но если дерзнешь отвергнуть повеление божественное и скажешь, что земля твоя отдалена, горы неприступны, моря глубоки, и что нас не боишься, то всесильный, облегчая трудное и приближая отдаленное, покажет тебе, что можем сделать!»

Закат Каракорума был так же быстр, как и его возвышение. Уже в середине XIII века внук Чингис-хана Хубилай-хан, «четвертый кочевой император», как его именуют монгольские хроники, перенес сперва ставку, а затем и саму столицу империи в Северный Китай, основав там город Ханбалык, или Дайду (Великая столица) — нынешний Пекин.
Оставшийся в Каракоруме с военным гарнизоном его родной брат Ариг-буга пытался претендовать на излишнюю самостоятельность, в результате чего город был осажден Хубилаем и взят на измор.

С той поры звезда Каракорума постепенно угасает. Позже, в период общего упадка монгольской империи, были попытки отдельных монгольских ханов возродить его былое величие, но весной 1380 года вторгшаяся в Монголию китайская армия разрушила Каракорум до основания.

Превратившийся спустя несколько веков в археологическое кладбище — никто не мог указать его истинное местоположение — Каракорум, тем не менее, продолжал волновать воображение многих поколений, как целая веха в истории Монголии. И лишь в XX веке удача улыбнулась ученым. В 1947—1949 годах советско-монгольская экспедиция под руководством С. В. Киселева обнаружила долгожданные развалины. При раскопках были определены контуры квартальных застроек Каракорума, который, действительно, как отмечал еще Марко Поло, имел «в округе три мили».

С 50-х годов исследованиями занимаются археологи Монголии, возглавляемые такими известными учеными, как Н. Сэр-Оджав, X, Пэрлээ, Д. Наваан и Ц. Доржсурэн. В ходе изысканий были обнаружены предметы, относящиеся к европейской, индийской, иранской и китайской культурам. Появились веские доказательства того, что Каракорум был крупным центром различных ремесел — были найдены остатки кузнечных, чугуно- и бронзолитейных мастерских. Здесь в массовом количестве производились плуги с отвалом, сошники, серпы и косы, разнообразные виды оружия и шлемы, отливались чугунные котлы и втулки для колес повозок, на которых передвигались обозы монгольских войск, а также изготавливалась всевозможная посуда.

В числе экзотических находок оказались и обнаруженные в захоронении знатной горожанки две африканские маски из черного дерева, происхождение которых пока остается загадкою. Из 300 известных на территории МНР развалин древних городов и поселений, особое место, как по объему работ, так и по значимости их результатов, занимают раскопки Каракорума, всестороннее изучение которого продолжается.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram и читайте новости, статьи, отчеты путешественников, советы и прочие полезные знания о Монголии. Или общайтесь в нашем чате в Telegram'е, задавайте вопросы и получайте советы.


Прочитайте также

Здание первой телефонной станции возвращено государству

Историческое здание в центре Улан-Батора (Төмөр утасны хороо или Холбооны анхны барилга), в котором размещалась …