Эрдэнэ-дзу

Материал из Монгольская вики-Энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Эрдэнэ-дзу - старейший буддийский монастырь Центральной Монголии (конец XVI века). В период расцвета монастырь насчитывал более 60 храмов, около тысячи лам. Большинство храмов было уничтожено в ходе антирелигиозной кампаний 1930-х годов XX века.

Находится в 370 км от столицы к юго-западу от Улан-Батора, возле Каракорума, столицы первых чингизидов. Недалеко от него расположены еще два монастыря: старинный деревянный Заян-хурэ (80 км по проселку, последние три — пешком или на лошадях) и в Шанхин-хийд (20 км). В окрестностях много наскальных надписей и петроглифов.


В самом сердце Монголии, у подножия лесистых Хангайских гор, вблизи верховий Орхона в 1586 году Абатай-ханом был заложен первый буддийский монастырь, прославившийся как Эрдэнэ-Дзу (буквально: «Сокровище Будды»). Его появление обозначило третий этап распространения буддизма в стране. После первого его проникновения непосредственно из Индии, затем эпохи империи Чингисидов с преимущественным влиянием тибетского ламаизма, наконец, усилиями Абатай-хана было положено начало безраздельному господству в монгольской степи «желтой веры» — учения известного тибетского реформатора религии Дзонхавы.

Интересно отметить, что первоначально монастырь закладывался под названием Бат Эрдэнэ-Дзу. Слово «Бат», означающее «крепкий, прочный, непоколебимый», в данном случае имело совершенно определенный смысл и должно было указывать на преемственность и нерушимость традиций буддийских верований в этом регионе. Историки указывают, что «религиозно-государственный порядок установился здесь впервые во времена уйгуров».

Тогда же были созданы и стали предметом поклонения изображения Будды и другие реликвии. В период Угэдэй-хана святыни были реставрированы, и, наконец, халхасский Абатай-хан в третий раз возродил алтарь предков. Также есть сведения о том, что Абатай-хан, совершивший в конце 70-х годов XVI века поездку в Тибет, где он встречался с Далай-ламой, получил от него совет строить новый монастырь «желтошапочничества» на месте разрушенного в ходе войн и нашествий Каракорума — монгольской столицы XIII века.

Еще до начала строительства Эрдэнэ-Дзу, там уже возвышался храм Дайду, воздвигнутый на основе одного из уцелевших зданий Каракорума. Это миниатюрное по размерам здание, известное также как Хух сум (Синий храм), а позднее и как храм Третьего Далай-ламы, было включено в состав единого архитектурного комплекса Эрдэнэ-Дзу.

По мере трансформации монастыря в крупный религиозный центр не только долины Орхона, но и всей Монголии, на его территории возводились все новые и новые храмовые здания в честь буддийских божеств и святых — храмы, посвященные Пятому Далай-ламе, Дзонхаве, Ричсумгомбу, Цамба Аюушу, Майдару, Ямандаге, Махранзу, Махагалу и т. д. В начале XX века здесь насчитывалось уже почти 70 различных храмов во всем разнообразии архитектурных стилей.

Одновременно со строительством новых церковных зданий большое внимание обитатели и покровители Эрдэнэ-Дзу уделяли и его реставрации. Ундур-гэнэн Занабазар — знаменитый глава монгольского ламаизма, вынужденный в результате ойратско-монгольского военного противостояния выехать за пределы Халха-Монголии, вернулся в Эрдэнэ-Дзу лишь спустя 13 лет и в 1701—1705 годах провел одну из первых в истории монастыря крупных кампаний по ремонту и обновлению зданий, получивших сильные повреждения в хо- де военных действий.

Тогда же Ундур-гэгэном было принято решение надстроить внешнюю стену, опоясывавшую 18 гектаров монастырской земли — четырехугольный контур, который был размечен еще в 1688 году. Но по различным обстоятельствам этот замысел был воплощен в жизнь только в 1743 году по распоряжению одного из влиятельных деятелей ламаизма Дамбидоржа. Надо отметить, что во всех прочих монгольских монастырях было не принято обносить свои территории крепостной стеной. В этом отношении Эрдэнэ-Дзу являлся исключением. Массивные, выкрашенные в белый цвет стены, толщина которых достигала трех метров, а высота — пяти, помимо чисто защитных функций, имели и другое, везсьма оригинальное предназначение: в них по всему их периметру в четкой последовательности было вделано 108 субурганов — буддийских культово-мемориальных сооружений.

На каждом из них имеется надпись, чему он посвящен и на чьи средства сооружен. Кроме них, по обе стороны дороги, ведущей к главным храмам Гурван-Дзу, находятся еще два субургана с прахом Абатай-хана и его сына Гомбодоржа Тушэту-хана. В 1799 году был сооружен грандиозный Боди-субурган (Священный или Золотой субурган, как по-разному его называют) внутри которого были заложены тысячи различных изображений бурханов — божеств и мощи прославленных лиц буддизма.

Строительно-восстановительные работы значительно расширились в XVIII веке при жизни мастера Дагвадоржа, с малых лет овладевшего всеми премудростями строительного дела. Он работал в монастыре более сорока лет и был удостоен таких почетных званий, как «номч» (ученый), «ачит дархан» (мастер, достойный благодарения), «шидэт зураач» (волшебный живописец). Дагвадорж широко применял доведенные до высокого уровня мастерства, оригинальные и самобытные навыки художественной лепки — для создания различных барельефов, используя жир из почек козы. При реставрации храма Очирдарь в 1753 году он вылепил тысячу бурханов и 21 изображение Тары.

В том же году, когда Дагвадорж, разработав проект соборного храма Цогчин, запросил средства под него, одно высокое религиозное лицо пожертвовало на эти цели стадо из тысячи козлов черной масти. До сих пор стоит в Эрдэнэ-Дзу величественный дворец Лабрин — один из самых изысканных образцов средневекового зодчества Монголии, выполненный Дагвадоржем в в тибетской архитектурной традиции. На втором этаже этого дворца хранятся вылепленные мастером из того же козьего жира фигуры Дзонхавы и Ундур-гэгэна.

Помимо Дагвадорожа в Эрдэнэ-Дзу в разное время работали такие прославленные монгольские зодчие и художники, как Лувсанданзан, Лувсан-Одшир, Лувсанжанцан, Лувсанцэнд, Лунпил и другие, чьими трудами создавалась слава этого удивительного степного монастыря, своеобразной буддийской мекки Монголии.

Перед Народной революцией здесь проживало около 1,5 тысяч лам, объединенных в б монашеских общин. По сравнению со столичными монастырями Их-Хурээ и Гандантекчинлийн, в которых насчитывалось соответственно по 13 и 7 тысяч священнослужителей — это немного. Но по своему религиозному значению Эрдэнэ-Дзу, имевший около 60 приходов, несомненно, стоял на первом месте среди 750 действовавших тогда монастырей. Достаточно сказать, что первое в Монголии религиозно-театрализованное представление Цам, самое яркое выражение буддийского церемониального искусства, было проведено около 185 лет назад именно в Эрдэнэ-Дзу.

В смутные 1937—1938 годы большинство храмов Эрдэнэ-Дзу было варварски уничтожено. Но постепенно к эбщественности пришло понимание непреходящей ценности Эрдэнэ-Дзу, как памятника исторического наследия всего народа. Благодаря инициативе ныне покойного хамбы-ламы С. Гомбожава, в то время верховного настоятеля единственного действующего в стране монастыря Гандан, были заново собраны всевозможные статуи божеств, обрядовэые маски и костюмы, картины на буддийские сюжеты, образцы настенной и потолочной росписи, словом, богатый и яркий выставочный фонд. После реставрации на выделенные государством средства в 1965 году здесь открылся музей культуры ламаизма.

С 1990 года в дацане Лавран монастыря Эрдэнэ-Дзу совершаются богослужения, остальные его здания принадлежат Национальному историческому музею.