Автор Тема: Монголия в XX веке  (Прочитано 11549 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Монголия в XX веке
« Ответ #-1 : 28 Июль 2008, 21:39:25 »
Как была ликвидирована автономия внешней Монголии
 
Монголия была завоевана маньчжуро-китайскими войсками в XVII-XVIII веках. Она считалась вассальной территорией Китая. Ею непосредственно управляли монгольские князья, которые подчинялись маньчжурским амбаням (наместникам) и дутунам (военным губернаторам). В 1911 году в Халхе началось национально-освободительное движение монголов за отделение Внешней Монголии от Китая. 1 декабря 1911 года халхаские князья и ламы провозгласили независимость Монголии от Китая. Эту акцию Пекин не признал. Царская Россия вступила в противоборство с Китаем: она выступала за то, чтобы он предоставил Внешней Монголии широкую автономию. Эта цель была достигнута в результате подписания в 1915 году Кяхтинского русско-китайско-монгольского соглашения. В 1919 году пекинское милитаристское правительство ликвидировало автономию Внешней Монголии и по существу превратило ее в китайскую провинцию.

Вопрос о ликвидации автономии Внешней Монголии слабо исследован в нашей и монгольской литературе. Данная статья, подготовленная на основе неопубликованных российских архивных документов, обогащает новыми сведениями историю национально-освободительного движения монгольского народа.
В совместном капитальном труде советских и монгольских ученых - "История МНР" - говорится, что "ничтожная верхушка" монгольских феодалов, боясь влияния Великой Октябрьской социалистической революции на Внешнюю Монголию, согласилась в 1919 году на ликвидацию ее автономии. Однако в действительности все обстояло намного сложнее.

Статус автономии Внешняя Монголия обрела в ходе национально-освободительного движения монголов в 1911-1915 годах при политической, финансовой и военной помощи России. По русско-китайско-монгольскому соглашению, подписанному 7 июня 1915 года в Кяхте, Китай обязался не вводить во Внешнюю Монголию войска, не колонизовать ее земли и не учреждать там своего управления. В то же время монгольское правительство признало сюзеренитет Китая, носителями которого являлись пекинский резидент (сановник) в Урге и его помощники в Улясутае, Маймачэне (монгольская Кяхта) и Кобдо. Им подчинялись небольшие конвои.

Пекин не был удовлетворен этим соглашением, ибо при его подписании на Китай оказывалось давление России. Однако в период существования царского и Временного правительства Китай не пытался пересмотреть это соглашение и отменить автономию Внешней Монголии. Сильная и единая Россия являлась гарантом незыблемости кяхтинских договоренностей.

Положение во Внешней Монголии и вокруг нее стало меняться после Октябрьской революции и начала гражданской войны в России. Влияние последней в Монголии резко упало, а - Китая усилилось. Летом 1918 года пекинское правительство ввело в столицу Внешней Монголии Ургу китайский батальон, что являлось нарушением Кяхтинского соглашения.

Пекин и Урга не признали советскую власть в России, отнеслись к ней враждебно. Они поддерживали отношения с Сибирским временным правительством и сменившим его в ноябре 1918 года правительством А.В. Колчака в Омске через прежнюю российскую миссию в Пекине во главе с посланником Н.А. Кудашевым, российского дипломатического агента и ген-консула в Урге А.А. Орлова и Других консулов в Китае. И то и другое омское правительство выступало за сохранение Кяхтинского соглашения и автономию Внешней Монголии. Управляющий министерством иностранных дел Сибирского временного правительства Ю.В. Ключников был обеспокоен вводом китайского батальона в Ургу. Он просил А. Орлова убедить монгольское правительство в том, чтобы оно выступило с официальным заявлением, в которым подтвердило бы статус автономии Внешней Монголии. А. Орлов имел беседу с министром иностранных дел ургинского правительства Цэрэн-Доржи по этому вопросу. Последний заверил А. Орлова, что Внешняя Монголия придерживается Кяхтинского соглашения и не откажется от своей автономии.

ПАНМОНГОЛЬСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

В начале 1919 года монгольский вопрос приобрел особое значение в связи с возникшим пан-монгольским движением. Его инициаторами выступили некоторые князья и ламы Внутренней Монголии, часть бурятской интеллигенции и верхушка монголов Барги (область Маньчжурии, населенная монголами. - Е.Б.). Идею панмонгольского движения с осени 1918 года стали пропагандировать захвативший власть в Забайкалье атаман Семенов и японские оккупанты, высадившиеся в апреле 1918 года во Владивостоке. Япония хотела создать мощный антисоветский плацдарм в лице буферного (прояпонского) государства на территории Монголии и Забайкалья. Семенов опирался на японцев, которые снабжали его оружием и деньгами.

В конце февраля - начале марта 1919 года в Чите под руководством Семенова состоялся съезд панмонголистов - представителей от Бурятии, Внутренней Монголии и Барги. Съезд провозгласил создание независимого Объединенного монгольского государства и избрал временное правительство во главе с влиятельным ламой из Внутренней Монголии Нэйсэ-гэгэном Мэндэбаяром. Это правительство формировало войска из бурят, внутренних монголов и баргут, которые расквартировывались в районе железнодорожной станции Даурия. Главным начальником этих войск фактически был Семенов.

Правительство Колчака и российская миссия в Пекине отрицательно отнеслись к панмонгольскому движению. Уже 7 марта управляющий министерством иностранных дел колчаковского правительства И.И. Сукин сделал письменное сообщение официальным представителям Англии и Франции в Омске. В нем говорилось, что Российское правительство (в Омске) будет соблюдать тройственное Кяхтинское соглашение и поэтому относится "вполне отрицательно" к читинскому съезду, "могущему нарушить существующие международные отношения, установленные договорами". В доверительном письме И.И. Сукину от 28 марта 1919 года Н.А. Кудашев писал, что панмонгольское движение может привести к усилению китайского влияния во Внешней Монголии и Барге и вводу туда китайских войск. Посланник подчеркивал, что у Китая никогда не ослабевало "вожделение возвратить обращенные Россией в буферные государства Халху и Бар-гу под свое непосредственное управление". Правительство Внешней Монголии отказалось участвовать в панмонгольском движении, оставаясь верным Кяхтинскому соглашению 1915 года. Это вызвало недовольство лидеров панмонголистов. Они, видимо, по указанию Семенова, стали угрожать вторжением своих войск во Внешнюю Монголию с целью включения ее в так называемое Объединенное монгольское государство.

В связи с панмонгольским движением в правительственных кругах Пекина стал обсуждаться вопрос о вводе китайских войск во Внешнюю Монголию. Сообщения об этом появились в китайской печати. 2 апреля Н.А. Кудашев направил памятную записку в Вайцзяобу (министерство иностранных дел Китая), в которой выразил протест против намерений пекинского правительства направить войска во Внешнюю Монголию. Из Вайцзяобу последовал ответ: Внешняя Монголия является частью китайской территории, посылка туда китайских войск является "рациональной мерой" со стороны пекинского правительства.

РАСКОЛ В ПРАВЯЩЕЙ ВЕРХУШКЕ

К лету 1919 года явно обозначился раскол в правящем классе Внешней Монголии. Среди некоторых князей, министров и высших лам возобладало настроение отказа от автономии. А. Орлов в своем донесении Н.А. Кудашеву в апреле 1919 года сообщал, что до него стали доходить слухи о том, что среди князей существуют сторонники ликвидации Автономной Монголии и что эти слухи усилились после смерти в феврале 1919 года председателя совета министров хана Намнан-Сурэна.

Намнан-Сурэн, как после выяснилось, был отравлен "придворною дамскою кликою". Этот крупный политический и государственный деятель стал жертвой борьбы между "партиями" лам и светских князей. Последние стремились ослабить засилье во Внешней Монголии ламаистского духовенства. Однако оно, пользуясь поддержкой теократического правителя Богдо-хана Джебцзун-Дамба-хутухты, одерживало верх. Придворная группировка, да и сам Богдо-хан пользовались в этой борьбе недозволенными методами. Они отравили в 1912 году хана Цзасактуханского аймака Агван-Цэрэна, а вслед за ним хана Тушетуханского аймака Даши-Ниму. В 1915 году такая же участь постигла министра иностранных дел Ханда-Доржи, и вот теперь, в феврале 1919 года, был отравлен глава правительства. А ведь это были люди заслуженные, инициаторы и активные участники борьбы за независимость Монголии от Китая, начавшейся в 1911 году. Трагическая смерть Намнан-Сурэна и других видных представителей светской элиты не могла не волновать монгольских князей. Они понимали, что подобная насильственная смерть может настигнуть и их. В этой ситуации князья, по словам А. Орлова, припоминали, что при китайском управлении Внешней Монголией до 1912 года жизнь их была в безопасности и что они к тому же получали от пекинского правительства денежное жалованье.

Численность шабинаров - крепостных Богдо-хана - увеличивалась за счет населения хошунов, управляемых князьями, в результате чего они теряли своих налогоплательщиков. К 1919 году шабинары составляли уже четверть всего населения Внешней Монголии. Они не платили никаких государственных налогов. Больше того, Шабинское ведомство добилось, чтобы часть средств на содержание Богдо-хана и его ламаистского окружения выделялась из государственного бюджета. Все это вызывало недовольство князей ламаистским духовенством.

Расточительство Джебцзун-Дамба-хутухты не знало границ. По его указанию строились кумирни не только в Урге, но и в ее окрестностях, в том числе в труднодоступной горной местности. Особенно возмущала князей многолетняя постройка деревянных ворот во дворце Богдо-хана в Урге, на которую из госбюджета было отпущено 150 тысяч лян.

На основе этих и других фактов А. Орлов приходил к выводу, что монгольские князья и некоторые министры стремились к отмене автономии Внешней Монголии и искали у китайцев защиты своей личной и имущественной безопасности".

Активными сторонниками отмены автономии были министр иностранных дел Цэрэн-Доржи, игравший видную политическую роль в Урге князь Шарнин-Дам-дин, цин-ван (князь первой степени) Дархан. К ним относился и глава правительства Бадам-Доржи - один из крупнейших церковных феодалов Монголии. А. Орлов объяснял переход .Бадам-Доржи в прокитайский лагерь тем, что этот высокопоставленный лама был морально разложившимся человеком, крупным казнокрадом и взяточником. Помогая китайцам ликвидировать автономию внешних монголов, он, видимо, рассчитывал в дальнейшем на покровительство и защиту своего личного и имущественного положения со стороны пекинских властей.

ВВОД КИТАЙСКИХ ВОЙСК В УРГУ

12 июня 1919 года пекинская газета "Чэнь бао" опубликовала статью под заголовком "Опасность положения Внешней Монголии". В ней приводился текст телеграммы китайского сановника в Урге генерала Чэнь И президенту Китайской республики. Он сообщал, что окружение атамана Семенова обсуждает вопрос о военном походе во Внешнюю Монголию и что монгольские войска, стоящие на границе с Россией, якобы вошли в тайные сношения с российскими бурятами. Китайский сановник заключал, что Внешняя Монголия находится в большой опасности. Вывод из этой телеграммы напрашивался как бы сам собой: для спасения Внешней Монголии надо ввести на ее территорию китайские войска.

В начале июля в Ургу прибыла первая группа китайских солдат. На запрос Н.А. Кудашева в Вайцзяобу, почему посылаются китайские войска, его управляющий Чэнь Лу ответил, что посылка войск вызвана "исключительно опасностью от ожидаемого вторжения семеновских войск во Внешнюю Монголию и обязанностью Китая помочь Монголии в охране порядка".

18 июля президент Китайской республики Сюй Шичан издал указ об учреждении должности комиссара-устроителя Северозападной границы. На эту должность был назначен генерал Сюй Шучжэн из Аньхойской группы милитаристов, возглавляемой Дуань Цижуем. В район деятельности Сюй Шучжэна включалась и Внешняя Монголия, комиссару-устроителю теперь подчинялся Чэнь И в Урге и его помощники в Маймачэне, Улясутае и Кобдо. 20 июля указом Сюй Шичана создано "Бюро по заведованию делами пограничной обороны" во главе с Дуань Цижуем. Последний в письме президенту предложил сформировать несколько новых дивизий для охраны Северо-западной границы Китая, мотивируя эту меру слабостью Омского правительства, угрозой Внешней Монголии со стороны атамана Семенова и опасностью "занесения в Китай большевистской заразы".

Назначение комиссара-устроителя Северо-западной границы и подчинение ему китайского сановника в Урге, а также начавшийся ввод туда китайских войск свидетельствовали о намерении Пекина ликвидировать автономию Внешней Монголии и восстановить там всю полноту своей власти.

Цэрэн-Доржи вел себя неискренне во время контактов с Орловым. Он уверял его в том, что слухи об отмене автономии носят "провокационный характер". В действительности же, он вел тайные переговоры с Чэнь И об условиях ликвидации автономии Внешней Монголии. В ходе этих переговоров был выработан документ из 64 пунктов "Об уважении Внешней Монголии правительством Китая и улучшении ее положения в будущем после самоликвидации автономии". В документе, в частности, предусматривалось: Внешняя Монголия войдет составной частью в Китайскую республику, она будет пользоваться уважением правительства Китая, но монгольская администрация будет заменена китайской в лице китайского сановника в Урге и его помощников в других городах. В пункте 60-м было сказано, что тройственное Кяхтинское соглашение автоматически ликвидируется по причине самоликвидации автономии Внешней Монголии.

30 сентября Чэнь И отправил с курьером в Пекин этот документ. К концу октября в Урге уже находилась китайская смешанная бригада численностью свыше четырех тысяч человек. 26 октября Богдо-хан, надеясь еще сохранить автономию страны, направил в Пекин влиятельнейшего ламу Джалханца-хутухту, который был его другом и собутыльником с юношеских лет, с письмом президенту Китайской республики. Он обращал внимание президента "на беспричинный ввод во Внешнюю Монголию китайских войск и на интриги китайского резидента в Урге, направленные лично против него, и просил положить конец такому положению вещей". На Джалханцза-хутухту Богдо-хан возложил и другое поручение: в случае неуспеха обращения к президенту выяснить положение самого Богдо-хана при будущей китайской администрации и "выторговать у китайцев возможно лучшие условия как для него, так и для шабинаров".

29 октября в Ургу прибыл генерал Сюй Шучжэн. Он посетил монгольских министров и передал им подарки. В Худжир-Булуне - пригороде Урги - генерал устроил парад своих войск, на котором присутствовали монгольские министры и князья. После парада для них были организованы обед и театральное представление.

Омское правительство выступило против ликвидации автономии внешних монголов. И.И. Сукин 2 ноября направил телеграмму Н.А. Кудашеву, в которой сообщал, что китайцы в ближайшее время намерены уничтожить автономию Внешней Монголии, и просил посланника указать пекинскому правительству, что сосредоточение китайских войск в Урге не вызывается необходимостью, ибо "отпала опасность панмонгольских войск и самостоятельных предприятий Семенова". Глава внешнеполитического ведомства колчаковского правительства добавлял: "Россия никогда не примириться с нарушением Китаем его договорных обязательств относительно Монголии".

Однако судьба Омского правительства уже закачалась: войска Колчака терпели поражение от Красной Армии. Видимо, поэтому Кудашев был осторожен в своих отношениях с китайским правительством. 3 ноября он направил письмо в Вайцзяобу, в котором ограничился лишь указанием на то, что сосредоточение четырех тысяч китайских войск в Урге не оправдывается никакой необходимостью и "не соответствует норме, установленной Кяхтинским Соглашением 1915 года". Ответа от Вайцзяобу на это письмо Кудашев не получил.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« : 28 Июль 2008, 21:39:45 »

ОТМЕНА АВТОНОМИИ

Процесс ликвидации автономии набирал силу. Сюй Шучжэна не устраивали некоторые из 64 пунктов документа, выработанного Цэрэн-Доржи и Чэнь И, да и сама форма отмены автономии его не удовлетворяла. Дело в том, что этот документ предполагал заключение договора между монгольской верхушкой и китайским правительством. Сюй Шучжэн, чувствуя свою силу, решил резко надавить на ургинское правительство, потребовав от него обращения с петицией к Пекину, в которой оно заявило бы о самоликвидации своей автономии и желании перейти под полное управление Китая. В сложившейся обстановке Богдо-хан передал вопрос об отмене автономии на рассмотрение верхней и нижней палат.

Эти палаты не были представительными органами, а являлись организациями высших чиновников. Верхняя палата состояла из пяти министров (внутренних дел, иностранных дел, финансов, юстиции и военного) и одиннадцати их заместителей. В нижнюю палату входили чиновники этих пяти министерств.

Нижняя палата в отличие от верхней выступала за сохранение автономии Внешней Монголии. И это не случайно. Монгольское чиновничество по сути дела начало формироваться после провозглашения независимости Монголии в декабре 1911 года. До этого в Монголии чиновниками были в основном китайцы и маньчжуры. За восемь лет сложился целый слой чиновников, которые в значительной своей массе жили за счет государственного жалованья. Теперь же, при ликвидации автономии Внешней Монголии, многие чиновники могли 'быть заменены китайцами и оказаться не у дел, лишившись денежных окладов от государства.

Совместное заседание обеих палат состоялось 8 ноября под председательством Бадам-Доржи. Докладчиком выступил Цэрэн-Доржи. По словам А. Орлова, он обрисовал международные условия, приведшие правительство к осознанию .невозможности дальнейшего существования Внешней Монголии "как самоуправляющейся страны".

Первым после доклада выступил начальник полиции Урги Цембель-бэйсэ. Он высказал недоумение, почему еще недавно монгольское правительство отклонило предложение баргинцев, внутренних монголов и бурят присоединиться к ним для образования общемонгольского государства как противоречащее Кяхтинскому соглашению, а теперь находит возможным нарушить его, делая монголов подданными Китая. Начальника полиции поддержал входивший в окружение Богдо-хана князь Баторбадарха. Он заявил, что его удивляет, почему правительство не осведомило о переговорах с китайцами А. Орлова и нарушает Кяхтинское соглашение без ведома России. На это Цэрэн-Доржи заметил, что "России, подписавшей Кяхтинское соглашение, ныне не существует".

Заседание палат не решило вопроса об автономии. Сюй Шучжэн оказывал давление на Богдо-хана и его правительство, требуя от них петиции. В правящей монгольской верхушке шел спор между сторонниками и противниками отмены автономии. В ночь с 14 на 15 ноября Чэнь И по приказу Сюй Шучжэна пришел к Бадам-Доржи и предъявил ему ультиматум: если до 8 часов вечера следующего дня ему не будет передана петиция ургинского правительства с просьбой о введении во Внешней Монголии полного управления Китая, то Джебцзун-Дамба-хутухту и Бадам-Доржи посадят в автомобили и отправят в Пекин. Утром 15 ноября председатель Совмина явился к Богдо-хану и доложил ему об ультиматуме. "Живой бог" монголов ответил, что не располагает вооруженными силами, чтобы противостоять требованию китайцев, поэтому просит Бадам-Доржи вновь собрать палаты и решить дело.

Что касается вооруженных сил, то, действительно, хутухта и правительство в достаточном количестве ими не располагали. И в этом были повинны только они сами. Во-первых, монгольские руководители уделяли недостаточное внимание созданию вооруженных сил. В 1919 году в их распоряжении находилось лишь две тысячи цыриков, причем большинство из них были слабо обучены и недисциплинированны. Во-вторых, ядро этого войска составляли подразделения, подготовленные русскими военными инструкторами, но они находились в Урянхайском крае (Туве). Дело в том, что и ургинское правительство и Пекин в 1918-1919 годах предпринимали согласованные действия с тем, чтобы лишить Россию протектората над Урянхаем и навязать этому краю свою власть. Военная слабость Внешней Монголии была одной из причин, приведших ее к полному подчинению Китаю.

15 ноября, в полдень, обе палаты собрались в здании министерства внутренних дел. В это время вдоль так называемой богдоханской дороги - от центра города до дворца Джебцзун-Дамбы-хутухты — были поставлены китайские войска. Дом Цэрэн-Доржи также окружили китайские солдаты. Несмотря на то, что члены нижней палаты возражали против перехода Урги под управление Китая, петиция о ликвидации автономии Внешней Монголии была подписана всеми пятью министрами и одиннадцатью их заместителями. Документ — "Коллективную петицию правительства, князей и лам Внешней Монголии" — отправили Богдо-хану для приложения его печати, но он отказался сделать это. 17 ноября петиция была передана Сюй Шучжэну.

22 ноября 1919 года президент Китайской республики издал указ, содержавший полный текст вышеназванной петиции. Сюй Шичан утвердил все положения этого важнейшего документа, в котором монгольские министры, князья и ламы заявляли об отказе от своей автономии, о передаче ими высшей светской власти пекинскому правительству и о расторжении международных договоров о Внешней Монголии — русско-монгольского соглашения 1912 года и Кяхтинского соглашения 1915 года, определявших ее статус как автономной части Китая.

24 ноября Н.А. Кудашев телеграфировал И.И. Сукину, что декретом китайского президента отменяются все договоры с Россией о Внешней Монголии. В тот же день он направил ноту протеста в Вайцзяобу. В ней говорилось, что договоры между государствами "не могут быть расторгнуты единоличным распоряжением одной стороны", что права России и русских подданных во Внешней Монголии, которые основаны на договорах 1912 и 1915 годов, должны "считаться незыблемо существующими и не подлежащими никакому посягательству до тех пор, пока не последует согласия правомочного и признанного Русского Правительства на их отмену". Вайцзяобу отклонил протест Кудашева, указав, что отмена автономии произошла "по желанию самих монголов". А. Орлов пытался передать протест Цэрэн-Доржи, но тот его не принял.

28 ноября Н.А. Кудашев беседовал с английским и французским посланниками в Пекине. Из бесед с ними он вынес впечатление, что от стран Антанты "трудно ожидать", чтобы они выступили за отмену указа китайского президента о ликвидации монгольской автономии. С.Д. Сазонов, представлявший на Парижской мирной конференции правительства А.И. Деникина и А.В. Колчака, просил правительства США, Англии и Франции заявить протест Пекину "против самовольных действий Китая в Монголии". Однако в сложившейся ситуации никто не мог воспрепятствовать действиям Китая.

В декабре 1919 года монгольское правительство и его войска были распущены, оставлены лишь небольшие отряды цыриков, охранявших Джебцзун-Дамба-хутухту и российское консульство. Монголы передали китайским властям 5 776 винтовок и 874 362 патрона к ним, 2 456 берданок и 714 779 патронов, семь орудий с 5 410 снарядами, 10 пулементов, 12 пистолетов, 2 608 шашек. Все это оружие и боеприпасы были поставлены Урге Россией в счет ее беспроцентных займов монгольскому правительству. Телеграф и телефон в Урге и Маймачэне перешли в руки китайцев. Китайские милитаристы на время стали полновластными хозяевами во Внешней Монголии.
В циркулярном письме Бадам-Доржи, разосланном в январе 1920 года хошунам, говорилось, что главными причинами отмены автономии Внешней Монголии являлись угроза ей со стороны панмонгольского движения и недостаток войск у ургинского правительства.

На мой взгляд, главные причины заключались в другом. Автономия Внешней Монголии определялась договорами 1912 и 1915 годов (Петербурга с Ургой и Пекином). Эти договоры заключены при определенном давлении царской России на Китай. Пока Россия была сильным государством, договоры о Внешней Монголии соблюдались неукоснительно.

В 1918 году в России началась гражданская война, в результате которой северный сосед Китая и Монголии сильно ослабел. Этим обстоятельством воспользовался Китай, введя летом 1918 года военный отряд (батальон) во Внешнюю Монголию вопреки тройственному Кяхтинскому соглашению, нарушив таким образом права России.

Правительство Колчака проводило в отношении Монголии политику царского и временного правительства, а именно: Внешняя Монголия должна быть автономной частью Китая, и Россия должна иметь там прочные экономические и политические позиции. Однако колчаковское правительство было неизмеримо слабее царского и временного. К осени 1919 года Пекину стало ясно, что власть Омского правительства начинает рушиться под ударами Красной Армии, и тогда Китай счел этот момент подходящим для отмены автономии Внешней Монголии. Он ввел туда свои войска и заставил внешних монголов отказаться от автономии.

Монгольская феодальная элита к этому времени была уже расколотой, противоречия между светской (княжеской) и церковной (ламаистской) "партиями" достигли большого накала. Значительная часть князей встала на позиции ликвидации автономии, надеясь, что при китайском управлении они будут жить безопаснее и богаче. Раскол в правящей монгольской верхушке облегчил Китаю ликвидацию автономии внешних монголов.

Ургинское правительство допустило стратегическую ошибку, согласившись в 1918-1919 годах на совместные действия с Пекином с целью установления монголо-китайской власти в Урянхайском крае. Его главная задача в эти годы, на мой взгляд, должна была заключаться в сосредоточении всех сил монголов - военных и дипломатических - на отстаивании, защите своей автономии. Увязнув в Урянхайском крае, монгольское правительство ослабило себя, предоставив китайцам возможность действовать настойчивее и тверже в деле устранения автономии Внешней Монголии.

Что же касается утверждений, что правящие круги Китая и Монголии опасались влияния Октябрьской революции и советской власти, то этот фактор не играл решающей роли в событиях, связанных с отменой автономии внешних монголов. Решающим фактором, определившим судьбу Внешней Монголии в 1919 году, являлась необычайная слабость России, обусловленная гражданской войной.

В 1919 году монгольский вопрос был временно решен в пользу Китая. Однако внешние монголы продолжали национально-освободительную борьбу. В 1921 году, опираясь на большую помощь Советской России, они добились независимости, создав свое собственное монгольское государство.
Е. Белов, доктор исторических наук. Коллекция лучших диссертаций (на CD), 2001

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #1 : 28 Июль 2008, 21:40:41 »
Друг монгольского народа чекист Гриднев

Живая и многообразная работа по организации и практическому осуществлению взаимодействия советских пограничников со своими коллегами ряда стран дальневосточного региона поглощала сполна внимание и силы Вячеслава Васильевича Гриднева. Он руководил соответствующим подразделением штаба погранвойск СССР энергично и уверенно, опираясь на свой большой профессиональный опыт. Но с первых же дней Великой Отечественной войны ему, как и многим сотрудникам наркомата внутренних дел СССР, пришлось заняться другими делами, имевшими более важное и актуальное значение в военных условиях. В.В. Гриднев был назначен командиром полка Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД, а затем стал и командиром всей бригады. Теперь его главной заботой были подбор, подготовка и вывод чекистов за линию фронта для организации партизанского движения на временно оккупированной фашистами территории СССР и проведения там разведывательно-диверсионных операций. В подавляющем большинстве личный состав бригады был молодежным. В нее были зачислены добровольцы из Высшей пограничной школы. Высшей школы НКВД, студенты московских вузов, рабочие. Много было спортсменов, в их числе рекордсмены-бегуны братья Знаменские, прославленные боксеры Королев и Иванов, горнолыжник Ростовцев и другие. В бригаду влилось немало иностранных граждан-антифашистов: чехов, поляков, венгров, немцев, итальянцев, испанцев.

7 ноября 1941 года В.В. Гриднев и его подчиненные принимали участие в историческом параде на Красной площади. С большим вниманием они слушали речь Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Непосредственно к ним относились его слова о необходимости создания на оккупированной территории невыносимых условий для фашистских захватчиков. Воинские части прямо с парада уходили на передовую, а бойцы ОМСБОН — во вражеские тылы.
Все боевые операции, проведенные за два с лишним года войны, перечесть трудно, а вот особенно запомнились рейды по тылам врага в Подмосковье, на Западном и Центральном фронтах. Легендарный полководец К.К. Рокоссовский не раз выражал бойцам и командирам ОМСБОН благодарность и признательность. Они вписали немало героических страниц в историю партизанского движения. В рядах ОМСБОН закалились и приобрели опыт Герои Советского Союза Д.Н. Медведев, М.С. Прудников, К.П. Орловский, Е.И. Мирковский, В.А. Карасев, а также Николай Кузнецов и его товарищи по партизанскому отряду Николай Приходько, Борис Галушкин, Федор Озмитель. За образцовое выполнение особых заданий в тылу врага и за проявленные при этом мужество и отвагу государственными наградами были отмечены 880 бойцов и офицеров ОМСБОН. И в судьбу каждого из них вошел комбриг Гриднев с его строгостью, взыскательностью, человечностью и душевной теплотой.

В ходе боевых операций ОМСБОН был накоплен уникальный опыт. который широко использовался при развертывании партизанской войны на оккупированных территориях.

К концу 1943 года бригада выполнила свою задачу и была расформирована. А многие воспитанники Вячеслава Васильевича продолжили боевую службу в Четвертом травлении НКВД СССР. руководившем партизанским движением, и составили его прочный костяк.

Сам Гриднев получил назначение на должность советника НКВД СССР при МВД Монголии, где уже служил в 1932—1936 годах инструктором отдела государственной внутренней охраны (ГВО) МНР.

В первые недели пребывания в Улан-Баторе было много встреч со старыми друзьями по прошлой командировке. Как говорится, «бойцы вспоминали минувшие дни и битвы, где вместе рубились они». Вячеслав Васильевич сохранял в памяти все до мелочей, что относилось к его первой долгосрочной загранкомандировке в Монголию.

После окончания в 1924 году Высшей пограничной школы ОГПУ молодой командир, считавшийся среди товарищей многоопытным и закаленным «стариком», служил в Закавказском пограничном округе на советско-иранской границе. За проявленное мужество и героизм дважды награждался почетным боевым оружием. Шла жизнь, ладилась служба, подрастали дети. В свои тридцать с небольшим он слыл у начальства и подчиненных опытным пограничником, обладавшим, как отмечалось в его аттестации после окончания курсов усовершенствования, развитым тактическим мышлением и навыками оперативной работы.

«Как вы относитесь к переводу на новое место работы?» — спросили его осенью 1932 года в кадровом аппарате Управления пограничных войск. Служба есть служба. И в принципе против перевода Гриднев возразить ничего не мог и не хотел. Но предложение оказалось неожиданным — выехать в Монгольскую Народную Республику для оказания помощи братской стране в создании пограничных войск и организации службы охраны ее государственной границы.

Новому инструктору пограничного отдела государственной внутренней охраны МНР уже с первых встреч и бесед с монгольскими коллегами стало ясно, что пограничных войск как таковых у молодой республики кет, специалистов по охране границы тоже, а рубежи кое-как прикрыты отрядами пограничной милиции. Началась повседневная кропотливая работа по подготовке кадров, формированию застав и отрядов. Общаясь с партнерами, Гриднев скоро почувствовал сложность и неудобства разговора через переводчика. Поэтому быстро и вполне успешно изучил монгольский язык. В результате работа стала более результативной, а общение с местными коллегами и друзьями наполнилось новыми позитивными эмоциями н засверкало многообразными красками и оттенками.

Служебные будни достаточно часто прерывались отнюдь неординарными событиями, участие в которых сопрягалось с большим риском и нешуточной угрозой самой жизни. Когда Гридневы приехали в Монголию, у сослуживцев, монгольских друзей и старожилов советской колонии была свежа, например, память о трагической развязке спровоцированного японцами мятежа буддийских священнослужителей — лам в Архангайском аймаке в мае 1932 года. Тогда вместе с монгольским отрядом погиб главный советник ГВО Виктор Станиславович Кияковский. В 1982 году на месте того неравного боя монголы установили ему и его товарищам памятник.

«Зеленая граница», особенно на маньчжурском участке, жила напряженной жизнью. Через нее действовали не только изгнанные из пределов СССР белогвардейцы, но и иностранные разведки. Особым «усердием» отличались, конечно, японцы. Для противодействия их проискам и срыва враждебных мероприятий против СССР и МНР была необходима надежная упреждающая информация. В этих целях В.Б. Гриднев привлек к сотрудничеству ряд иностранцев, которые снабжали советскую разведку сведениями о положении в оккупированной японцами Маньчжурии и деятельности там оккупантов и белогвардейцев.

Случалось Вячеславу Васильевичу попадать и в необычные переделки. Примечательна в этом плане история с попыткой вывоза в Китай ценностей иркутского казначейства.

Летом 1921 года под натиском Красной Армии войска барона Унгерна [1] уходили с боями в Китай через Монголию. Покидая Россию барон и его окружение прихватили с собой золото и драгоценности. хранившиеся в Иркутском отделении Государственного банка. Опасаясь, что награбленное, которое вез караван из 200 верблюдов, могут конфисковать китайские власти, Унгерн приказал коменданту своего штаба полковнику Сипайло закопать ценности до «лучших времен» в районе монгольского озера Вуир-Нур. Поручение было исполнено, а казаков-бурятов во главе с сотником Макетным, которые охраняли караван и участвовали в захоронении склада, подручные Сипайло расстреляли по приказу того же Унгерна.

И вот более десяти лет спустя советской разведке стало известии. что объявившийся в городе Хайларе в Маньчжурии Сипайло сколотил группу из 16 добровольцев, приобрел новейшую буровую установку и на двух автомашинах отправился в район озера Буир-Пур. Цель экспедиции была очевидна. Времени на формирование специального отряда по захвату нарушителей монгольско-китайской границы не было, поэтому операцию поручили инструктору Гридневу. В помощь ему был выделен эскадрон монгольской кавалерии, который дислоцировался поблизости от лагеря Сипайло. К сожалению, застать кладоискателей врасплох не удалось. Завидев приближавшихся конников, они полуодетыми выскочили из палаток, попрыгали в грузовики и бежали в степь, бросив все свое снаряжение, включая буровое хозяйство. При осмотре лагеря в одной из палаток обнаружили двух «крепко спавших» японцев, которые, очевидно, с перепугу представились коммерсантами. Когда их имена сообщили в Москву, Центр распорядился передать их незамедлительно японской военной миссии в городе Калган. Эти «коммерсанты» в действительности оказались кадровыми японскими разведчиками, действовавшими под прикрытием сотрудников исследовательского бюро Южно-Маньчжурской железной дороги.

При дальнейшем обследовании местности было установлено, что люди Сипайло пробурили несколько скважин, но клада так и не нашли. По всей видимости, у них не было его точных ориентиров, а главное — они не учли того, что за прошедшие годы отлогие берега озера заметно изменили свои очертания под воздействием сезонных колебаний уровня воды. Не удалось отыскать клад и совместной советско-монгольской экспедиции. Так что тайна колота и драгоценностей, похищенных белогвардейцами из иркутского казначейства, до сих пор остается неразгаданной.

Однако долго предаваться воспоминаниям было в новых условиях непозволительной роскошью. Все силы и время теперь отдавались решению вопросов, связанных с укреплением взаимодействия органов государственной безопасности СССР и МНР в целях скорейшего разгрома фашистских войск на западе и подготовки последнею по второй мировой войне решающего удара по милитаристкой Японии на востоке. Кроме того, Гриднев и его подчиненные принимали посильное участие в приеме и передаче советским организациям поступавших от монгольских граждан средств в фонд помощи СССР. На фронт шли тысячи индивидуальных посылок, эшелоны с подарками советским воинам. В 1943 году на деньги, собранные монгольскими тружениками, были построены и переданы Советской Армии авиаэскадрилья «Монгольский арат» и танковая бригада «Революционная Монголия». По государственной линии было поставлено в СССР свыше 100 тысяч лошадей.

Многие монгольские военнослужащие и сотрудники органов безопасности восхищались стойкостью и мужеством советских людей, были уверены в нашей победе, выражали горячее желание принять личное участие в боях с фашистами. Но перед ними стояла иная задача — зорко оберегать границы своей страны от вероятного вторжения войск милитаристской Японии и срывать замыслы разведок зарубежных стран, не питавших, мягко говоря, симпатий к МНР и СССР. О размахе и интенсивности этой важной совместной с монгольскими друзьями работы Вячеслава Васильевича и его аппарата в тот период свидетельствует, например, то, что в 1943— 1944 годах было осуществлено 260 крупных и сложных оперативных мероприятий.

Наступил победный 1945-й. Война в Европе завершалась. Советская Армия освобождала одну европейскую страну за другой. 9 мая был отпразднован День Победы, но окончательная точка во второй мировой войне еще не была поставлена. Это предстояло сделать на Востоке. В связи с предстоявшим вступлением Советского Союза и Монголии в войну с Японией у Гриднева и его монгольских друзей хлопот заметно прибавилось. Формировались и обучались многочисленные подвижные оперативные группы, которым надлежало осуществить внезапный захват японских пограничных застав и разведывательных пунктов и разрушить линии связи противника.

Проводниками в передовые разведотряды выделялись монгольские пограничники, знавшие пути перехода границы и хорошо ориентировавшиеся на сопредельной стороне. Заблаговременно отрабатывались с представителями военного командования пути и способы взаимодействия, уточнялись тактические военные и оперативные задачи. По-новому приходилось готовиться к решению вопросов, связанных с охраной тылов советских и монгольских войск.
...9 августа 1945 года в 0 часов 10 минут советско-монгольские оперативные группы бесшумно подошли к заставам японцев и захватили их. Линии связи были мгновенно перерезаны. В тот же миг вспыхнули сотни световых сигналов, означавших, что первая часть боевой задачи была выполнена. В ответ тишину пустыни разорвал грохот выстрелов, гул моторов, лязг гусениц, топот конских копыт.

Темноту ночи располосовали многочисленные световые лучи. Это пошли в атаку с зажженными фарами танки, броневики и автомашины советско-монгольской конно-механизированной группы поиск под командованием генерал-полковника И.А.Плиева [2]. Попытки японских и маньчжурских войск остановить этот сметавший все на своем пути огневой вал ни к чему не привели. Мощный рейд на глубину 950 километров был одной из решающих операций на Дальнем Востоке, закончившихся, как известно, полным разгромом японской Квантунской армии и войск союзника императора Японии Хирохито — марионеточного правителя Маньчжоу-Го Генри Пу И [3].

Поверженная Япония капитулировала. Наступил долгожданный мир, за который человечество, прежде всего советские люди, заплатило очень высокую цену. Принесенные жертвы были не напрасными. Так считал и Вячеслав Васильевич, погружаясь с головой в новые заботы. Главное теперь состояло в том, чтобы помочь монгольским друзьям в решении задач обеспечения государственной безопасности своей страны. Незаметно пролетели еще три года командировки.

...Возвращаясь на Родину в январе 1949 года поездом, Вячеслав Васильевич вспоминал своих многочисленных монгольских друзей, мысленно прощался с ними. Душу согревали их крепкие объятия перед расставанием, задушевные беседы и искренние пожелания счастья и удач на будущее. Теплыми и сердечными были последние встречи с монгольскими руководителями X. Чойбалсаном [4] и Ю. Цеденбалом [5], с которыми за годы работы довелось, как говорится, не один пуд соли съесть и переделать множество больших и малых дел. Покидая Монголию, он увозил ее в сердце своем. Потом не так уж редко ему доводилось встречать наших людей, которые побывали и поработали в Монголии, и все они как один всегда вспоминали эту страну и ее народ с сердечной признательностью и любовью. А за ним прочно закрепился неофициальный титул — друг монгольского народа чекист Гриднев.

В 1950—1960 годах Вячеслав Васильевич руководил знаменитой «лесной школой», готовившей кадры для советской внешней разведки. Затем 30 лет жил активной и хлопотной жизнью неугомонною пенсионера. Писал статьи в ведомственные журналы, выступал перед молодыми сотрудниками разведки, заботился о сохранении доброй памяти о героях ушедших в историю войн и битв «невидимого фронта».

За годы службы Вячеслав Васильевич неоднократно получал награды и гордился ими. Но почти никогда не носил их, ограничиваясь даже по торжественным случаям скромными орденскими ленточками. Будучи на пенсии, иногда разглядывал свои ордена и медали. Коллекция выглядела внушительно: орден Ленина, три ордена Красного Знамени, два ордена Отечественной войны 1 степени, два ордена Красного Знамени МНР, орден «Полярная звезда» МНР, многие медали.

Воспринимал каждый наградной знак не как важный только сам по себе, а как сигнал памяти, воскрешавшей те конкретные дела, за которые он был получен. Но высшей наградой, вызывавшей незабываемые и неповторимые эмоции, всегда были для него успехи многих десятков его учеников, ставших отличными разведчиками, беззаветно преданными Родине и своему профессиональному долгу.
5 января 1991 года Вячеслав Васильевич Гриднев скончался, оставив о себе добрую и благодарную память у родных и близких, у друзей и соратников, наследников того великого дела, которому он служил и был верен до последнего вздоха.

Примечания:

[1] Барон Унгерн фон Штернберг Роман Федорович (1886—1921) — кадровый военный Российской императорской армии, генерал-лейтенант, участник первой мировой войны (1914—1918). В августе 1917 года был направлен временным правительством России в Забайкалье для формирования воинских частей. Участвовал в гражданской войне против советской власти как командир конно-азиатской дивизии, отличавшейся садистской жестокостью. Был разгромлен Красной Армией, бежал в Монголию, был выдачи монголами сибирским партизанам и расстрелян по приговору Сибирского революционного трибунала.

[2] Плиев Исса Александрович (1903—?), генерал армии, дважды Герой Советского Союза, Герой МНР. участник Великой Отечественной войны.

[3] Генри Пу И — император Маньчжоу-Го (марионеточного маньчжурского государства), созданного японцами в Северо-Восточном Китае и просуществовавшего с марта 1932 по август 1945 года.

[4] Хорлогийн Чойбалсан (1895—1952) — видный государственный деятель Монголии, маршал МНР, премьер-министр МНР (1939—1952).

[5] Юмжагийн Цеденбал (1916—1989) — видный государственный деятель Монголии, председатель совета министров МНР (1952—1974), председатель Великого народного хурала МНР (1974—1984).

Колбенев Э.К. Очерки истории российской внешней разведки, том 4, 1999

Оффлайн agregat

  • Пионер
  • **
  • Сообщений: 8
  • Страна: 00
  • Карма: 0
  • Пол: Мужской
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #2 : 26 Март 2011, 13:20:40 »
Очень нужная и интересная тема получится! Недавно прочёл на одном дыхании 2 книги Леонида Юзефовича "Самодержец пустыни" и "Песчанные всадники" .Обе книги повествуют очень подробно про барона фон Унгерна.Всем советую!!
Чойбалсан в/ч п/п 44114 осень 81-83г.

Оффлайн Руслан

  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 10172
  • Страна: ru
  • Карма: 375
  • Пол: Мужской
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #3 : 26 Март 2011, 14:53:52 »
Парочка любительских фото - была поездка с целью найти какие-то следы Азиатской дивизии Унгерна, записи воспоминаний - хотя было ясно, что, так сказать, из первых рук уже ничего не найти. Тем не менее, оказалось, что монголы, в общем, очень чтут его память, некоторые даже памятник хотят ему поставить, как освободителю от китайского владычества.
Очень нужная и интересная тема получится! Недавно прочёл на одном дыхании 2 книги Леонида Юзефовича "Самодержец пустыни" и "Песчанные всадники" .Обе книги повествуют очень подробно про барона фон Унгерна.Всем советую!!

Предлагаю с обсуждением Унгерна и К переехать, например, сюда:

Хорошее предложение продолжить разговор о бароне Р. А. Унгерне в этой теме!  Предлагаю Mario поподробнее рассказать про барона и про свои исследования по Азиатской дивизии и своё путешествие по Монголии ,думаю всем будет интересно . Если есть ещё фото так же просим выставлять.

Посмотреть все фотографии автора Mario (42 шт)
« Последнее редактирование: 26 Март 2011, 15:00:58 от Руслан »

Оффлайн þỡℓễğ

  • Premod
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 4599
  • Страна: ua
  • Карма: 284
  • Пол: Мужской
  • Мне такую медаль не давали
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #4 : 27 Март 2011, 00:04:46 »
Руслан, давай фотки уже начинать грузить в раздел с фото
Если они не комментируют какого-то текста а просто, для посмотреть.
Иначе потом не найдешь
;D

16* млн. фото Монголии http://www.google.com.ua/search?q=%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%8F&hl=uk&rlz=1C1GGGE_enUA417UA417&prmd=ivnslm&source=lnms&tbm=isch&ei=vymOTZ_zLoeWswbzuf35CQ&sa=X&oi=mode_link&ct=mode&cd=2&ved=0CBgQ_AUoAQ&biw=1410&bih=861

Еще 15* млн фоток Mongolia - http://www.google.com.ua/images?hl=uk&rlz=1C1GGGE_enUA417UA417&biw=1410&bih=861&site=search&tbs=isch%3A1&sa=1&q=mongolia&aq=f&aqi=g1&aql=&oq=

* - Не шутка. ;0
Весна 82-84.    Улaн-Бaтop Aмгaлaн в/ч п/п  25990, Єpxет -Caлхит в/ч п/п 62581 (весна 1982-83гг.), Чoйбaлсaн в/ч п/п 44114(131-я,130-я площ.), Бaян Улa, Вaл Чингиcxaнa (весна 1983-84гг), Олег

Оффлайн Mario

  • Пионер
  • **
  • Сообщений: 5
  • Карма: 1
  • Пол: Мужской
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #5 : 27 Март 2011, 00:34:59 »
Очень нужная и интересная тема получится! Недавно прочёл на одном дыхании 2 книги Леонида Юзефовича "Самодержец пустыни" и "Песчанные всадники" .Обе книги повествуют очень подробно про барона фон Унгерна.Всем советую!!
Есть много мемуаров в сборниках С.Кузьмина. Например, "Легендарный барон - неизвестные страницы гражданской войны". Всего у него уже 3 книги с документами и воспоминаниями.

Оффлайн Mario

  • Пионер
  • **
  • Сообщений: 5
  • Карма: 1
  • Пол: Мужской
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #6 : 27 Март 2011, 01:50:58 »
 
Очень нужная и интересная тема получится! Недавно прочёл на одном дыхании 2 книги Леонида Юзефовича "Самодержец пустыни" и "Песчаные всадники" .Обе книги повествуют очень подробно про барона фон Унгерна.Всем советую!!
Предлагаю с обсуждением Унгерна и К переехать, например, сюда:
Хорошее предложение продолжить разговор о бароне Р. А. Унгерне в этой теме!  Предлагаю Mario поподробнее рассказать про барона и про свои исследования по Азиатской дивизии и своё путешествие по Монголии ,думаю всем будет интересно . Если есть ещё фото так же просим выставлять.
Посмотреть все фотографии автора Mario (42 шт)

Сюда, так сюда. Подробнее, чем это сделали Юзефович и Кузьмин, рассказать невозможно. Да, есть еще книги о Монголии И.Ломакиной, к сожалению, уже покойной. У нее же есть совершенно фантастическая книга о Джа-Ламе, чья голова хранится в Кунсткамере в СПб. НО по мене поступления материалов буду делиться. Узнал недавно, что вот буквально в прошлом месяце в УБ вышел по ТВ док. фильм про Унгерна "Только по моей смерти" - так мне перевели название. Если где он будет доступен для скачивания - сообщайте. Интересно.

А вот мне интересно вот что: Как уважаемым форумчанам видится памятник Унгерну? Я написал уже, что в УБ есть люди, которые считают это необходимым. ВОзможно ли предположить такое и как соединить в одном образе взаимоисключающие стороны этой фигуры? - Мечтатель, параноик, буддист, лютеранин, монархист, убийца, освободитель, полководец, идеалист, драчун, философ, мистик. И это неверно, еще не все))

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #7 : 07 Ноябрь 2011, 03:13:46 »
Русско-китайский конфликт
(По телеграфу от наших корреспондентов).

Заседание высокого совета

ХАРБИН, 7(20),II. В Пекине состоялось бурное собрание представителей министерства иностранных дел и высокого совета, на котором обсуждался ультиматум России.
В собрании почти единогласно заявили, что ультиматум – первый шаг к аннексии Манчжурии и прилегающей к русским границам части Монголии, по которой Россия предполагает провести трансмонгольский путь. Находили, что если Китай уступит, то Япония, в свою очередь, потребует для себя аналогичных уступок, и тогда Монголия и Манчжурия будут поделены.
Некоторые члены собрания заявили, что лучше пожертвовать всем и отвергнуть ультиматум, но затем все пришли к заключению о необходимости оттянуть время. Никакого решения не принято.

Впечатления и слухи

ХАРБИН, 7(20),II. Для местных русских властей и консульства, узнавших об ультиматуме только из газет, это явилось неожиданностью.
Среди китайцев ультиматум вызвал нелепые слухи. Говорят, что война с Россией неминуема.
Передают, будто, с согласия Японии, в Монголию двинуты русские войска, имеющие целью занять Кяхту и Ургу.

"Русское слово" 21 (08) февраля 1911 года

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #8 : 07 Ноябрь 2011, 03:14:47 »
17 (04) апреля 1906 года
"Новое время"

Япония

ТОКИО, 2 (15) апреля. Сообщают, что Россия намерена приступить к соединению рельсовым путем г. Ташкента и Томска.
Один из влиятельных князей китайского Туркестана прибывший в Токио, заявил, что Россия намерена захватить и эту часть Туркестана. Он присовокупил, что Монголия со временем легко может сделаться добычей России, если против этого не будут приняты надлежащие меры.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #9 : 07 Ноябрь 2011, 03:15:33 »
"Речь" 28 (15) сентября 1911 года

В Китае
ЛОНДОН, 14 (27) сентября.
По сообщению агентства Рейтера, китайские войска заняли резиденцию ламы в Урге и отрезали монгольских князей от всяких сношений с внешним миром.
200 русских солдат прибыли в Ургу для защиты русского консула и русского квартала.
Сообщают, что причиной занятий резиденции ламы явилось обнаружение китайским правительством враждебных Китаю сношений между монгольскими князьями и Россией.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #10 : 07 Ноябрь 2011, 03:18:12 »
"Руль" 13 марта (28 февраля) 1911 года

Монголы против русских

Из Харбина «Новому Времени» телеграфируют: «Приезжие монголы передают, что китайскими властями по распоряжению из Пекина распространяется среди монголов воззвание, имеющее целью возбудить воинственный дух и привлечь монголов к защите страны в случае вторжения русских войск».
(Корр. «Руля»).

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #11 : 07 Ноябрь 2011, 03:19:00 »
"Русское слово" 23 (10) сентября 1909 года

На Дальнем Востоке
ПЕКИН, 9(22), IX. Русские в Харбине заводят тесные сношения с монгольскими князьями и ламами. Некоторые русские знают монгольский язык, и многие монголы понимают по-русски. В Харбине, на русском языке, станет выходить «Монгольское Обозрение», которое зимой будет превращено в ежедневную газету и будет распространяться среди влиятельных монгольских семей. Газета эта будет уделять много места вопросам ламаитской религии. В издании такой газеты здесь видят новую попытку со стороны русских восстановить свой престиж в Монголии.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #12 : 07 Ноябрь 2011, 03:22:17 »
"Русское слово" 22 (09) апреля 1911 года

ПЕКИН, 8(21),IV. В столицу прибыли принц и начальники монгольских родов на совещание по вопросу о мерах защиты Монголии от русских притязаний и о выработке ряда мер для экономического освобождения страны от влияния русских. Монголы приняты регентом в аудиенции.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #13 : 07 Ноябрь 2011, 03:23:31 »
"Руль" 10 июля (27 июня) 1911 года

Тревожные вести из Монголии.

В министерстве иностранных дел получено тревожное донесение от посланника из Пекина.
В донесении говорится о придирчивости китайских властей к русским.
Кроме того сообщается, что в Китае не все обстоит благополучно.
Управляющий министерством послал подробную инструкцию, а также ряд запросов по поводу событий в Монголии.
В ответ на эти запросы сообщается, что в Монголии разрастается антикитайское движение.
Толпа монголов в 2 тыс. человек напала на китайские поселки, разграбила и разгромила 27 деревень.
Были случаи избиения.
Получив об этом донесение, губернатор посла 600 солдат. Но монголы напали на солдат и истребили весь отряд. Весть об этом принес единственный оставшийся в живых офицер.
(Корр. «Руля»).

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #14 : 07 Ноябрь 2011, 03:24:50 »
"Новости дня" 06 ноября (24 октября) 1904 года

ТРОИЦКОСАВСК. Из Урги сообщают известие, что тибетский далай-лама едет в Ургу, где будет через месяц. Монголы указывают, что он поселится в Гандане, монастыре на Западной горе, где ему готовят помещение.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #15 : 07 Ноябрь 2011, 03:26:04 »
"Русское слово", 16 (03) июля 1909 года

На Дальнем Востоке
ХАРБИН, 2, VII. В Монголии впервые появился многочисленный отряд монголов, объявивший войну всему китайскому. Этот отряд дважды разбил регулярные китайские войска, уничтожил партию японских топографов и при преследовании ушел в глубь Монголии. Монголы сочувствуют повстанцам.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 9420
  • Страна: ru
  • Карма: 76
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Re: Монголия в XX веке
« Ответ #16 : 07 Ноябрь 2011, 03:34:33 »
"Русское слово" 31 (18) марта 1910 года

Петиция монголов

ХАРБИН, 17(30),III. Монголы послали в Пекин депутацию с петицией о восстановлении в правах далай-ламы и наказания виновных в насилиях в Тибете чиновников.

Оффлайн Чёрный Герасим

  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 2251
  • Страна: ru
  • Карма: 240
  • Пол: Мужской
  • Даже на пиратском корабле должен быть порядок.
  • Skype: gerasim6060
Дархан,Сух Баатар в.ч.п.п. 21155;21170. Весна 1989-1991г.1 рота - карнтин Дархан.Ком.2отд.2 взвода 3 роты Сухэ-Батора.Зам.ком.2 взвода 4 роты Сухэ-Батора.