Однополчане Монгол SU - ЗабВО - > Арвайхээр

Гибель десанта, Монголия, 1979 год, 137 полк ВДВ, 106 ВДД

(1/3) > >>

Mongol.Su ®:
История одного трагического десанта
 
(к вопросу об учениях 106-й ВДД в Монголии в начале 1979 г.)
 
 В истории советских ВДВ было и по-прежнему остается немало неизученных вопросов. И на то, конечно, существуют свои  причины. Одной из плохо освещенных проблем историографии  Крылатой  гвардии  являются факты трагической гибели советских десантников в ходе учений в мирное время.

 Такой почти неизученной страничкой в летописи советского десанта является история учений 106-й (Тульской) воздушно-десантной дивизии на монгольско-китайской границе в феврале 1979 г., когда погибли и  покалечились более 40 бойцов ВДВ [6]. Эта трагедия, утаенная руководством СССР от советского народа, могла, очевидно, и не произойти,
 если бы высшее руководство этими крупными учениями воздержалось от непродуманного приказа десантировать гвардейцев на монгольскую землю в совершенно неприемлемых для этого условиях.

Наша версия этой истории такова. Начало 1979 г. ознаменовалось новым обострением советско-китайских отношений. Этот процесс, обусловленный геополитическими и прочими факторами, стал прогрессировать после смерти знаменитого китайского лидера Мао Цзе Дуна в  1976 г., когда новое политическое руководство Китая во главе с Дэн Сяопином стало пересматривать некоторые прежние принципы внешней политики КНР.  XI  съезд КПК провозгласил откровенно антисоветский курс. Более того, в Конституцию КНР тогда же была внесена (сообразно решениям XI съезда КПК) важнейшая поправка, в соответствии с которой СССР  провозглашался первым врагом Китая. Одновременно врагом Китая провозглашался и многострадальный Вьетнам, недавно победивший в войне с американскими интервентами. Вьетнам, превратившийся к этому моменту в единую социальную республику, стремился проводить самостоятельную внешнюю политику, нацеленную на дружбу со странами социалистического лагеря. Руководство Вьетнама также
 начинает проводить курс на сближение с соседним Лаосом, маленькой страной (3,4 млн. чел.) [7, c.635], которая выбрала социализм.
 Завистливым и злонамеренным лидерам Китая такое положение дел не давало покоя, что в итоге и привело к войне. 17 февраля 1979 г. Китай осуществил агрессию против Вьетнама.
 
 В тот же день 12 китайских дивизий на фронте 1200 км вторглись на вьетнамскую территорию. Советский Союз, связанный союзными обязательствами с дружественным Вьетнамом, не мог равнодушно реагировать на это событие.
 Уже 19 февраля в правительственной газете «Правда» было обнародовано заявление руководства СССР. В этом заявлении утверждалось, «что нападение Китая на Вьетнам лишний раз свидетельствует, насколько безответственно относятся в Пекине к судьбам мира, с какой преступной легкостью китайское руководство пускает в ход оружие»  [4,
 c.452]. В заявлении также говорилось о заверении СССР выполнить обязательства, взятые советской стороной по договору о дружбе и сотрудничеству между СССР и Вьетнамом.

Чем же практически был подкреплен советский демарш?
 
По официальной версии советской историографии СССР оказал дополнительную помощь дружественному Вьетнаму в виде поставок,  предоставления военных советников и т.п. Во втором томе «Истории внешней политики СССР» (М., 1986 г.) по этому поводу говорится: «Одновременно Советским Союзом были приняты меры по оказанию дополнительной помощи Вьетнаму, поставке ему всего, что требовалось  для отпора агрессору» [4, c.452].

 Уже 19 февраля 1979 г. группа советников (20 чел.), возглавленная генералом армии Г. Обатуровым прибыла в Ханой, столицу Вьетнама.  Оценив ситуацию на месте и выслушав доклады руководства вьетнамского генштаба, советские специалисты убедили вьетнамского лидера  Ле Зуана перебросить армейский корпус из Кампучии на Лангшонское 
 направление, а также передислоцировать на этом же направлении реактивный дивизион БМ-21.

В отражении китайской агрессии участвовала группа разных советских спецов (летчики, связисты, ракетчики и проч.). К сожалению, не обошлось без жертв среди советских офицеров. В марте 1979 г. под Данангом  (порт в Южном Вьетнаме)  при заходе на посадку разбился вьетнамский лайнер АН-24, на борту которого были генерал ВВС Малых и пять офицеров-инструкторов. Все они погибли.

Однако СССР предпринял еще одну акцию с целью нажима на Китай. Чтобы припугнуть агрессивного соседа, было решено провести на монголо-китайской границе демонстрацию военной мощи, образно говоря, побряцать оружием и поиграть мускулами. Сегодня уже мало кто знает, что в Монголии, вассальном от СССР государстве в то время (с 1967 г.) находилась многотысячная группировка советских войск в состав 39-й общевойсковой армии, дислоцированной на монгольской земле. В нее входили  несколько мотострелковых и танковых дивизий, находящихся в подчинении Забайкальского Военного округа. В начале 1979 г. в Монголию были переброшены три дивизии из Сибири и Забайкалья.

В создавшейся ситуации было решено использовать передовые части 39-й армии в качестве политической дубины против агрессора  – Китая. В феврале-марте 1979 г. были проведены крупные общевойсковые учения в приграничных с Китаем военных округах в Монголии и на Дальнем Востоке. К этим беспрецедентным маневрам было привлечено
 около 200 тыс. человек. С Украины и Белоруссии перебрасывалась боевая авиация  [11]. В демонстрации сил было также решено задействовать и целое соединение советских ВДВ.

По логике вещей, резонно было в этой демонстрации задействовать те части ВДВ, которые дислоцировались на Дальнем Востоке. Однако основные силы ВДВ находились на западных границах СССР, а  также в Закавказье и в Средней Азии. На дальневосточных границах с  Китаем лишь 11-я отдельная ДШБ, дислоцированная в Могоче, близ Читы. Эта одна из первых ОДШБр была создана в 1968 г. и находилась в оперативном подчинении Забайкальского военного округа  [10]. Но эту бригаду решили не трогать.

Выбор высшего военного руководства пал на 106-ю гвардейскую  воздушно-десантную краснознаменную ордена Кутузова 2-й степени дивизию. Почему было решено задействовать это соединение ВДВ? 106-я (Тульская) ВДД по праву считалось одной из лучших соединений  Крылатой гвардии. Неслучайно, то именно эта дивизия участвовала неоднократно в ответственных и  экспериментальных учениях, а также выполняла высокие правительственные задания. Вот несколько примеров.

В 1957 г. тульские десантники обеспечивали приземление первых космических снарядов с четвероногими космонавтами – собаками Белка, Стрелка, Чернушка. А через несколько лет гвардейцы 106-й ВДД удостоились чести встречать площадке приземления космонавта Юрия Гагарина [3, c.252].

 В конце 50-х гг. (уже при В.Ф. Маргелове) воины Тульской дивизии ВДВ участвовали в экстремально-климатическом десантировании в просторах Заполярья. В разгар маргеловских реформ ВДВ в начале 70-х гг. тульские десантники одни из первых начали осваивать новую десантную бронетехнику БМД-1 и БТРД. Наградой стал вымпел МО СССР «За мужество и воинскую доблесть». Тульская дивизия неоднократно привлекалось и к тушению лесных пожаров в  Подмосковье  и в Центральном Нечерноземье.

 Возникает вопрос: почему именно 106-ю ВДД было решено десантировать на монгольско-китайской границе? Ведь эта дивизия была дислоцирована под Москвой и, очевидно, была  нацелена на европейский театр военных действий. Почему не выбрали дивизии ВДВ, дислоцированные в Закавказье (104-я Кировобадская ВДД) и  Средней Азии (105-я Ферганская ВДД)? Эти соединения Крылатой гвардии были обучены воевать в условиях горно-пустынной местности  [5]. Очевидно,
 причины следует искать в политической области. В начале1979 г. в Иране было неспокойно. Недовольство иранцев деспотизмом шахского режима грозило обернуться революционным взрывом, что и произошло 10-11 ноября 1979 г. Монархический режим в Иране был свергнут,  и к власти пришло мусульманское духовенство во главе с аятоллой Р. Хомейни. Также неспокойно было и в соседнем Афганистане, где в апреле 1978 г., свергнув режим Дауда, к власти пришли коммунисты НДПА.  В  этой, тогда еще дружественной стране разгоралась гражданская война, создавалась угроза втягивания советских войск в междоусобицу ДРА.

 Поэтому 105-я и 104-я ВДД были начеку.
 
106-я ВДД, хотя и считалась «лесной» дивизией, тем не менее имела опыт десантирования в горно-пустынной местности. Еще в 1966 г. 137-й гвардейский парашютно-десантный полк принял участие в крупных учениях на территории Закавказья и  удачно десантировался на гористую твердь. В 1978 г. тот же 137-й полк в рамках эксперимента десантировался на горно-пустынную территорию.
 Итак, выбор был сделан. В Монголию перебрасывалась 106-я ВДД. По отрывочным источниковым сведениям трудно точно определить,  в полном ли составе тульская дивизия направилась на учения в далекую Монголию.
 В книге «Воздушно-десантные войска России» утверждается: «В 1979 г. дивизия была поднята по тревоге и через несколько дней приняла участие в учениях на территории Монголии» [3, c.252].

 Армада военно-транспортных самолетов с тульскими десантниками и бронетехникой на борту направилась на Восток. Это был почти беспримерный воздушно-десантный поход протяженностью в несколько тысяч километров. Десантные лайнеры летели на большой высоте. Для дозаправки авиатоплива было произведено несколько посадок.
 Точное место проведения учений исследователю установить не удалось. Известно только, что десантирование проходило в пустыне Гоби в нескольких километрах монгольско-китайской границы. В нашем распоряжении  –  ценный мемуарный источник, позволяющий частично воспроизвести драматическую картину произошедшего. Это воспомина-
 ния офицера ВВС (вертолетчика) В.Г. Домрачева, включенные в сборник «Опаленные Афганом. Рассказывают участники Афганской войны».

 В начале1979 г. этот офицер служил в эскадрилье транспортных вертолетов, обеспечивающих перевозки грузов по всей Монголии, на территории которой были дислоцированы немало советских воинских частей. Как явствует из воспоминаний В.Г. Домрачева и некоторых других источников, учениями руководила группа высокопоставленных офице-
 ров во главе с первым заместителем Министра Обороны СССР маршалом  Сергеем Леонидовичем  Соколовым, от которого теперь зависела судьба десанта, ибо именно этому человеку предстояло дать команду
 на десантирование в условиях морозной и очень ветреной погоды.
 
В.Г. Домрачев вспоминает: «Дул пронизывающий ветер. Лопасти вертолета махали, как крылья птицы. «Если ветер не успокоится, то высадки десанта не будет», – подумал я.
 Через сорок минут к нам пришел посыльный от руководителя полетов и сказал, чтобы мы готовились к встрече основной группы вертолетов с руководством учений. Мы должны были показывать садящимся вертолетам места посадки.
 Еще через десять минут началось настоящее столпотворение  – один за другим подлетали и садились вертолеты с офицерами высокого ранга.

 Село 10 вертолетов, но Главного не было, и место возле трибуны оставалось свободным. Офицеры прошли на трибуну, и тут же появился вертолет с Главным. При появлении Маршала Соколова обстановка оживилась, офицеры забегали, засуетились. После коротких докладов были заняты места на трибуне, и один за другим с интервалом в одну
 минуту со стороны севера стали появляться десантные самолеты ИЛ-76.

Ко мне подошел бортовой техник и спросил: «Командир, неужели в такой ветер будут бросать десантников?»
 «Не должны, – ответил я, – это же убийство!»
 На трибунах началось движение генералов, к Соколову подошел командующий ВДВ и доложил, что сильный ветер и выброску выполнять нельзя (выделено нами  – Д.С.). Тот опустил голову, покачал ей и сказал: «Сделаем пробное десантирование  –  из одного самолета людей,  из двух –  технику». Никто не возразил, все стали молча наблюдать за
 надвигающейся трагедией. Со стороны руководителя выброски донеслись слова: «Выброску разрешаю!» [6]

 Итак, приказ поступил. Военно-транспортные лайнеры один за другим взмыли в небо. В чревах самолетов находился личный состав 137- го полка 106-й ВДД со штатной бронедесантной техникой. В авангарде дивизионного десанта были воины разведроты полка  [2]. Помимо разведчиков в одном самолете находились механики-водители БМД-1, а
 также офицеры полка. Во втором самолете ИЛ-76 были три зашвартованные «бээмдешки». 

 Передовому отряду тульских десантников, как уже отмечалось, предстояло десантироваться с техникой в поистине экстремальных условиях монгольской зимы. Кто служил в ВДВ, может, наверное, представить, что в те минуты чувствовали гвардейцы, некоторым из которых было, увы, суждено жить последние минуты. Ангел скорби уже ожидал
 души воинов, кому была уготована страшная смерть на монгольской земле.
 Десантирование началось. В этот момент сила ветра достигала 40 метров в секунду – сумасшедший для десантирования показатель. Через несколько минут после начала выброски несколько десантников (по некоторым данным более 10 человек) разбились насмерть об окаменевшую пустынную твердь. Несколько десятков гвардейцев от страшного соприкосновения с землей получили ранения и увечья. Разбились и все три БМД. Выброску основных сил десантного полка тотчас отменили.

 Вот как гибель десанта описывает упомянутый очевидец: «Под одним из пролетающих самолетов появились две точки, под следующим еще две, которые через несколько секунд переросли в купола парашютов с техникой.
 Выброшенная с парашютами техника стремительно приближалась к земле, увеличиваясь на глазах. Окружающие увлеклись происходящим и не заметили, как со следующего самолета «посыпались» десантники.

 Километрах в двух от трибун стала приземляться десантная техника. Тормозные системы где срабатывали, а где-то не срабатывали. Я впервые увидел, как с БМД слетают башни при ударе о землю. «Хорошо, что там нет людей», – сказал кто-то сзади. Эти слова стали как бы сигналом: все вспомнили, что были выброшены и десантники. Опять, не сговариваясь, подняли головы и увидели, как все небо было усеяно куполами парашютов.
 Десантники мужественно боролись с ветром, стремясь приземлиться как можно ближе к десантной технике, но, коснувшись земли, как-то беспомощно повисали на лямках и, не поднимаясь на ноги, тащились за наполненными куполами своих парашютов по пустыне.
 В первый момент на трибунах стояла тишина. Все понимали, что происходит, но никто не мог сказать и слова.
 Вдруг кто-то зычным голосом крикнул:  «Летчики, срочно запускайте вертолеты и собирайте раненых». Мы кинулись к вертолетам, запустили их и полетели к пострадавшим. Приходилось пролетать по пустыне дальше десантников, выпускать из кабины бортового техника и правого летчика, чтобы те гасили парашюты и заносили десантников в кабину
 вертолета. В каждом вертолете было по пять-шесть пострадавших. Перемешались пыль, кровь, снег. Стоны, крики. Были и мертвые.
 Мы перевезли их в полевой госпиталь  и улетели выполнять свои задания. Позже узнали, что из 108 десантников пострадали ровно половина, но учения продолжались, потери тоже» [6].
 Разумеется, выброску главных сил десанта отменили, тем самым была спасена жизнь и здоровье десантников из других подразделений полка. Самолеты с десантом, находящиеся уже в воздухе, развернувшись, стали возвращаться.
 Учения были завершены, части и подразделения 106-й ВДД на транспортной авиации вернулись на «зимние квартиры». Воины 137-го полка возвращались в Тулу по железнодорожным коммуникациям [2]. 
 
 Можно ли ставить вопрос о персональной ответственности тогдашнего командующего ВДВ генерала Д. Сухорукова за трагические события в Монголии в начале1979 г.? Однозначно ответить на это, конечно, трудно. Наверное, постановка этого вопроса справедлива и исторически уместна. Ведь речь идет о человеке, который командовал тогда нашей
 Крылатой гвардией и мог влиять тем или иным образом на описываемые события. Но Д. Сухоруков – не В.Ф. Маргелов. Сила воли и смелости этих  исторических субъектов  неравноценна. Конечно, Сухоруков и как командующий, и как ветеран ВДВ, и как человек, душевно переживал за случившуюся трагедию на монгольско-китайской границе. Это и
 понятно. Но представляется, что он внутри своего естества чувствовал вину за гибель десантников, хотя открыто признать это ему было трудно. Поэтому неслучайно, что в своих мемуарах («Записи командующего–десантника») о трагическом десанте  Д.  Сухоруков пишет вскользь: «Десантироваться предстояло на голую каменную, серую, как цемент, пустыню. В день десантирования поднялся сильный ветер. Первой пошла на прыжок разведывательная рота. Это был прыжок в ад. Выброска основных сил была отменена. Самолеты, находящиеся уже в воздухе, развернулись и стали возвращаться на свои аэродромы. Вскоре дивизия была перевезена самолетами военно-транспортной
 авиации и частично железнодорожным транспортом в места постоянной дислокации.

 Учение показало реальную возможность  военно-транспортной авиации совершать в короткие сроки переброску на большие расстояния воздушно-десантной дивизии в полном составе с боевой техникой. Десантники получили опыт подготовки к десантированию на незнакомых аэродромах, но в то же время всплыли некоторые вопросы тылового
 обеспечения и ряд других, по которым потом были  приняты решения» [9, c.106].

И все. О произошедшей на этой территории трагедии, о гибели и увечьях  почти 50  десантников с Тульской дивизии экс-командующий ВДВ предпочел не писать. Почему? Возможно потому, что чувствовал долю своей вины в том,
 что случилось? Кто знает…
 Что же чувствовал «Железный Человек», В.Ф. Маргелов, когда ему стало известно о случившемся в Монголии? Понятно что. Новоиспеченный инспектор-пенсионер, конечно, всей душой испытывал боль и внутренне оплакивал погибших гвардейцев. Несомненно,  что «десантный Батя» не раз задавался тогда вопросом: кто же дал, по  сути, преступный приказ о начале десанта?
 Действительно, кто? Доступных источниковых материалов, позволяющих ответить на вопрос в нашем распоряжении, увы, нет. По логике вещей, решающее слово, очевидно, было за тем человеком, кто командовал тогда учениями. А им был маршал С.Л. Соколов, давний недоброжелатель В.Ф. Маргелова. Согласно упомянутым воспоминаниям очевидца, офицера-вертолетчика В.Г. Домрачева, приказ исходил от самого маршала  С.Л.  Соколова. Ответить точно на поставленный вопрос мог бы и тогдашний командующий 106-й ВДД Е.Н. Подколзин, но его душа уже давно взошла к pro patria.
 Таким образом, 1979 год оказался знаковым для судеб советских ВДВ. Ушел с поста командующего Крылатой  Гвардией В.Ф. Маргелов, ушла в лету и  маргеловская эпоха. И, наверное, символично, что это событие ознаменовалось фактом трагического десанта тульских десантников в Монголии. Согласно древней философской максиме, ничего
 случайного в нашей жизни не бывает. Пройдет несколько месяцев, и в том же 1979 году в истории ВДВ начнется эпоха девятилетней войны в Афганистане, в которой нашим десантникам предстоит воевать понастоящему с дерзким врагом, воевать по маргеловски, сохраняя реноме элиты Советской Армии. 106-я ВДД до конца XX в. и по сей день сохраняла репутацию отличного соединения ВДВ.
 В этой дивизии не только сохраняются славные традиции, заложенные великим В.Ф. Маргеловым, но и задействован  современный опыт боевых действий, полученных в локальных войнах и  конфликтах. Считается, например, что в 80-е 70% офицеров и прапорщиков  Тульской дивизии  воевали в Афганистане [1].
 Треть века минуло с тех пор, как произошла трагедия в феврале 1979 г. в Монголии. Прах погибших воинов давно истлел  в цинковых гробах.
 Маршал С.Л.Соколов, ставший после маршала Д.С. Устинова Министром обороны СССР, прожил долгую достойную  жизнь. Он скончался недавно, в 2012 г. на 102 году жизни. Вспоминал ли он перед уходом в мир иной о десантниках, погибших и покалеченных на тех злополучных учениях? Бог ему судья. Несомненно, будущие историки ВДВ не раз
 вернутся к освещению рассматриваемых событий в Монголии. И пусть им удастся восстановить и обнародовать фамилии и звания тех воинов Крылатой гвардии, которые героически выполняли приказ, в мирное время обрекший некоторых из них на погибель.


  Трагический десант
 (светлой памяти гвардейцев 137-го полка ВДВ,
 погибших на учениях в Монголии в феврале 1979 г.)
 
 
 В пасть смерти выброшен десант
 И судьбы воинов свершились;
 Следит кармический гарант,
 Чтоб в Рай врата для воинов открылись.
 *    *    *
 Взбесился ветер над пустыней,
 Трещат и рвутся купола,
 А маршал упоен гордыней,
 Безмолвен он, и Бог ему судья.
 *    *    *
 Тверда как камень мерзлая земля,
 Об эту твердь десант наш бьется.
 За 10-ю бойцами смерть пришла;
 О, сколько слез родней прольется.
 *    *    *
 Кровь окропила поле приземленья,
 Пораненных бойцов таскают купола.
 И многих в том кошмаре ждет спасенье;
 От смерти лютой их судьба спасла.
 *    *    *
 В трагедии десанта кто виновен?
 Тот гордый маршал, что отдал приказ
 На смерть обречь людей? Он не достоин
 Быть понятым, оправданным средь нас?
 
 15,16,17 апреля 2013.

Самородов Д.П.

http://www.proza.ru/2013/11/21/1253
   

Наводчик Т-54:

--- Цитата: Mongol.Su ® от 24 Октября 2014, 18:16:06 ---
 ...В трагедии десанта кто виновен?
 Тот гордый маршал, что отдал приказ
 На смерть обречь людей? Он не достоин
 Быть понятым, оправданным средь нас?
 
--- Конец цитаты ---
...к сожалению не перевелись ещё такие генералы-карьеристы... ???

Сергей Павкин:
А я Валерия Домрачева лично знаю! Героический человек. В Афгане воевал, был тяжело ранен, командывал эскадрильей..

Руслан:

--- Цитата: Сергей Павкин от 24 Октября 2014, 21:23:42 ---А я Валерия Домрачева лично знаю! Героический человек. В Афгане воевал, был тяжело ранен, командывал эскадрильей..

--- Конец цитаты ---

Привет Сергей! Ну раз лично знаешь, раз такое дело, то по моему скромному разумению надо об этом своем знании поделиться с друзьями подробнее ...Других вариантов нет, не смотря на всю банальность моей мысли. Просим рассказать как и что , что за человек ,как причастен к означенному делу в этой теме  , как вы знакомы ? Это ведь интересно ! $$$

Сергей Павкин:
Привет Руслан! Да ничего интересного! Он вместе с моей тещей работал, в партии зеленых ;D Я ему техосмотр делал пару раз! Нормальный мужик!

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии