Автор Тема: Рукавишников Николай Николаевич  (Прочитано 3090 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Mongol.Su ®

  • Администратор
  • Аксакал
  • ******
  • Сообщений: 10839
  • Страна: ru
  • Карма: 101
  • Пол: Мужской
  • Заградбригада, I бат.
Рукавишников Николай Николаевич
« Ответ #-1 : 17 Апрель 2014, 01:07:30 »


Знаете, каким он парнем был?

Николай Николаевич Рукавишников (18 сентября 1932, Томск — 19 октября 2002, Москва) — советский космонавт. Инженер-физик по образованию, Николай Рукавишников стал первым гражданским командиром космического корабля. Также впервые в истории космонавтики он вручную совершил посадку в аварийном режиме — в апреле 1979 при полёте на корабле Союз-33. Родился 18 сентября 1932 в г. Томске в семье железнодорожников. В 1951 поступил в Московский инженерно-физический институт (МИФИ). В 1957 закончил факультет электронных вычислительных устройств и средств автоматики МИФИ и получил квалификацию инженера-физика по специальности «Диэлектрики и полупроводники». После окончания института работал в научно-исследовательском институте, в ОКБ-1 (КБ Королёва).

В 1967 зачислен в отряд советских космонавтов (1967, Группа гражданских специалистов № 2 (дополнительный набор)). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа Союз и орбитальных станциях типа Салют. Проходил подготовку по советской «лунной» программе. 23 — 25 апреля 1971 совершил свой первый космический полёт в качестве инженера-испытателя космического корабля Союз-10. (Н.Н.Рукавишников стал первым космическим инженером-испытателем). Программа полёта предусматривала трёхнедельную работу на борту орбитальной космической станции Салют-1. Однако из-за технических неисправностей работа на станции была отменена и полёт был прерван преждевременно. После завершения полёта впервые была осуществлена ночная посадка космического корабля. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 45 минут 54 секунды. После первого космического полёта продолжил подготовку к новым полётам. С мая 1973 года проходил подготовку по советско-американской программе ЭПАС. Был назначен бортинженером второго экипажа.

2 — 8 декабря 1974 совершил второй космический полёт в качестве бортинженера космического корабля Союз-16. В полёте были проведены испытания стыковочного узла, созданного по программе ЭПАС. Полёт продолжался 5 суток 22 часа 23 минуты 35 секунд. Являлся членом дублирующего экипажа при полёте космического корабля Союз-19 (июль 1975). В дальнейшем проходил подготовку по программам международных полётов. Являлся членом дублирующего экипажа при советско-чехословацком полёте в марте 1978.

10 — 12 апреля 1979 совершил свой третий космический полёт в качестве командира космического корабля Союз-33. Полёт проходил в рамках советско-болгарского проекта и предусматривал работу на борту орбитальной станции Салют-6. Из-за аварии двигателя корабля стыковка не состоялась и корабль совершил преждевременную посадку. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 1 минуту 6 секунд.

Проходил подготовку к советско-индийскому полёту, но из-за болезни в полёте не участвовал. За 3 рейса в космос налетал 9 суток 21 час 10 минут 35 секунд. После ухода из отряда космонавтов работал заместителем начальника отделения НПО «Энергия». Председатель Федерации космонавтики СССР (1981—1991). Президент Федерации космонавтики Российской Федерации (1991—1999). С 1999 — почётный президент Федерации космонавтики Российской Федерации.

Умер 19 октября 2002 от инфаркта.

Награды: две медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (1971, 1974), три ордена Ленина (1971, 1974, 1979), медаль «За доблестный труд, медаль в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» (1970), медаль «Золотая Звезда» Героя МНР (1972),Орден Сухэ-Батора (МНР, 1972), медаль «Золотая Звезда» Героя НРБ (1979), орден Георгия Димитрова (НРБ, 1979), золотая медаль имени К. Э. Циолковского АН СССР, почётный диплом имени В.М.Комарова (ФАИ).

Почётный гражданин Калуги, Томска, Кяхты, Караганды, Аркалыка, Джезказгана (Казахстан), Сухэ-Батора (Монголия), Хьюстона (США), (Информация из Википедии).


Всего 3 года жизни связало Н. Рукавишникова с Кяхтой, но это были годы школьной юности, годы, которые формируют личность и мировоззрение человека, дают старт во взрослую жизнь, определяют дальнейшую судьбу. Эти годы обычно навсегда остаются в памяти человека, независимо от того, счастливо они складывались или не очень. В преддверии Дня космонавтики хочется вспомнить об этом незаурядном человеке – Н.Н. Рукавишникове. В Интернете вы не найдете информации о жизни Н.Н.Рукавишникова в Кяхте.

На сайте федерального космического агентства Роскосмос можно лишь найти такое упоминание в биографии космонавта: «В 1947 - 1950 годах учился в советском приграничном городе Кехтаице, жил в это время в Монголии, где работали мать и отчим». Почему Кяхта в данном случае стала «Кехтаице» - неизвестно, но эта ошибка повторяется и на других сайтах, посвященных космонавтике.

Известно, что мать Николая Николаевича Михеева (Рукавишникова) Галина Ивановна была инженером-проектировщиком железных дорог. Отчим - Михеев Михаил Григорьевич, начальник проекта строительства железных дорог. В это время Советский Союз продолжал помогать братской Монголии в развитии ее транспортной системы. У Монголии не было железных дорог. От имени монгольского правительства маршал X. Чойбалсан во время неофициальной беседы в Крыму в 1947 г. передал И.В.Сталину просьбу о сооружении силами СССР ширококолейной железной дороги к столице МНР. Согласие было дано, и еще до возвращения X. Чойбалсана в Монголию туда прибыли полномочные представители СССР по строительству дороги.

Оно началось в сентябре того же года, а 6 июня 1949 г. было подписано соглашение между правительствами СССР и МНР об учреждении советско-монгольского акционерного общества «Улан-Баторская железная дорога» для постройки и эксплуатации железнодорожной линии от пограничного пункта на советско-монгольской границе в районе селения Наушки до города Улан-Батора протяженностью 404 км. По-видимому, в строительстве этой дороги и были задействованы мать и отчим Николая Рукавишникова. Известно, что жили они в монгольском Алтан-Булаке, а Николай учился в 8 и 9 классе (1948-49 гг.) в Кяхтинской школе №1, которая стояла на месте нынешнего спорткомплекса в Кяхте.

В 1972 году Николай Николаевич Рукавишников, будучи известным космонавтом, посетил Монголию, а оттуда приехал в Кяхту, где его восторженно встретили при большом стечении народа. Он увиделся со своими учителями, одноклассниками, кружковцами при Доме Пионеров (ныне ЦДО), где он когда-то занимался в техническом кружке. Еще одна встреча с Кяхтой, к сожалению, последняя, произошла у Николая Николаевича Рукавишникова в 1986 году, когда в Бурятии побывал агитпоезд ЦК ВЛКСМ «Комсомольская правда».

Агитпоезда были очень распространены во времена СССР. Они объездили все более-менее значимые стройки Союза. По железным дорогам страны курсировали «Комсомольская правда», «Комсомолец Узбекистана», «Комсомолец Украины», «Ленинский комсомол», Молодогвардеец» и многие другие. С таким вот агитпоездом, в составе делегации, и прибыл в Бурятию Н.Н. Рукавишников. Наверняка есть у нас в городе свидетели встречи Рукавишникова с кяхтинцами в 1972 и 1986 гг., есть люди, которые его знали лично. Было бы очень интересно, если бы вы, уважаемые читатели, поделились своими воспоминаниями и сведениями.

Учителя  космонавта Н.Н. Рукавишникова

В прошлом номере  «КВ» мы просили тех, кто лично знал летчика-космонавта Н.Н. Рукавишникова, поделиться своими воспоминаниями. И для нас большая честь, что на нашу просьбу откликнулась учительница Николая Рукавишникова Бородина Евлалия Иннокентьевна. 46 лет проработала она в школе №1 учителем географии и биологии, ее трудовой путь начался еще в 1945 году. Ветеран труда, ветеран тыла, отличник народного просвещения и просто замечательный человек, удивительно скромная и отзывчивая женщина.

«Учился Коля в Кяхте 2 года (1948-49 гг.), – вспоминает Евлалия Иннокентьевна.- В Алтан-Булаке (Монголия), где работали его родители, была только 7- летняя школа, а в Кяхте он заканчивал 8 и 9 классы. Каким он запомнился мне? Обычный, с виду ничем не примечательный, невысокий мальчик со светлым кудрявым чубчиком, сидел на задней парте, уже тогда он проявлял склонность к технике,  занимался в техническом кружке.  «Это же наш Коля! – сказала Галя Чернышова, моя бывшая ученица,   преподавательница английского языка, услышав в новостях о полете Николая Рукавишникова в космос. Они с Николаем учились в одном классе.

От имени коллектива учителей и учащихся Николаю Рукавишникову была отправлена поздравительная телеграмма в день его первого приземления: «Горячо поздравляем Вас, Ваших друзей с успешным завершением космического полета. Радуемся, гордимся Вашим подвигом, надеемся на встречу в Кяхте». В адрес школы тогда пришло ответное письмо и фотография космонавта с автографом. Он писал, что хорошо помнит свою  школу в Кяхте, преподавателей, [пи-и-ип]. Вот отрывок из его письма: « Мне очень повезло: я стал космонавтом – испытателем. Это очень почетная и трудная должность. Десятки и сотни часов учений и тренировок. Прошло много лет с тех пор, как я был учеником, но до сих пор я сижу на уроках и даже сдаю экзамены с билетами, где нам ставят такие же оценки, как и вам».

            И вот, в  1972 году мы встретились, спустя много лет после того, как Николай уехал из Кяхты в Москву. Тогда он приехал в Монголию, а затем в Кяхту. Я  ждала его в первой школе. Но, так и не дождавшись, отправилась пройтись с 12-летней дочкой Олей по городу и встретила его возле музея советско-монгольской дружбы. Он, конечно, узнал меня. Спросил шутливо: «Евлалия Иннокентьевна, а помните Вы мне «тройки» по географии ставили?» Мы с дочкой  вручили ему  букетик цикламенов. Он подарил мне на память свою фотографию с автографом. Это была очень радостная, волнующая встреча».

А вот как вспоминает встречу с Рукавишниковым на границе Кяхты и Монголии Ольга Петровна Андреева, ветеран труда, почетный донор России, много лет проработавшая операционной сестрой Кяхтинской ЦРБ: «Очень много народу его встречало. В их числе были  двое его [пи-и-ип]: Галина Чернышова и еще один мужчина, имени которого я не знаю, помню только то, что на встречу с Рукавишниковым он приехал из Улан-Удэ. Они скромно стояли в сторонке, ожидая, узнает он их или нет, не решаясь первыми подойти. Он узнал, бросился к ним: «Приветствую!», крепко обнялись, начались расспросы, воспоминания…». Во время визита в Кяхту Н. Рукавишников  побывал в Краеведческом музее им. Обручева, у воинов-пограничников заставы имени Героя Советского Союза Гармажапа Гармаева, встретился со своими учителями.

Хочется упомянуть еще одного учителя космонавта Андрея Федоровича Герасимова, преподавателя физики. Н.Н. Рукавишников посвятил ему свою книгу «Человек, давший мне путь в космонавтику». Николай Николаевич вспоминал, что вместе с другими учениками не раз они «химичили» на его уроках, за что не раз их вызывали в учительскую. А.Ф. Герасимов  вспоминал, что Коля Рукавишников был способным, умным парнем, хорошо разбирался в технике. Был активным кружковцем станции юных техников.  Руководителем кружка тогда был Александр Емельянович Дынник.

Токарные станки в то время были  довольно примитивные, достать  простую гайку  -  и то проблема. Но так велико было желание – сделать что-то самому, своими руками. По воспоминаниям Н.Н. Рукавишникова в течение двух лет в Кяхте он пытался сделать сам двигатель внутреннего сгорания. И не так важно, что ничего тогда, в детстве, не вышло, важнее сама работа мысли, задумка. «Только хорошая и настойчивая учеба помогла мне стать космонавтом», – считал Николай Рукавишников. Судя по его оценкам,  на «отлично» он знал историю, физику, алгебру, хорошо учился по другим предметам. И всегда с благодарностью говорил о  всех своих учителях, наставниках.

Воспоминания о Кяхте.

Евлалия  Иннокентьевна принесла в редакцию книгу, которую Николай Рукавишников подарил  своей однокласснице Галине Иннокентьевне Чернышовой в 1986 году во время своего второго и последнего приезда в Кяхту. Галины Иннокентьевны уже, к сожалению, нет в живых. Сохранилась дарственная надпись на книге, сделанная рукой Рукавишникова: « Галина! Очень рад встрече с тобой. Желаю тебе здоровья и счастья! Твой одноклассник Н.Н. Рукавишников (по прозвищу «Бабушка» и «Митрофан»). 5.9.86». Книга, подаренная Галине Иннокентьевне, называется «Земля! Я – Гранит -3!», (Гранит -3 – один из позывных Рукавишникова, прим. авт.) В ней автор Л. Коврижных рассказывает о  жизни Николая Николаевича и о его становлении, как космонавта.

            В книге приводятся очень интересные воспоминания Галины Ивановны Рукавишниковой (Михеевой), матери Николая: «Поздней осенью 1948 года мы выехали в Монголию, в так называемую Селенгинскую экспедицию, которая явилась для нашей семьи серьезным жизненным этапом. Путь был далеким. От Улан-Удэ наш путь пролегал до станции Наушки. Перед нами открывался своеобразный ландшафт: полудикие ровные просторы, пологие сопки, залитые ярким холодным солнцем. В Кяхте уладили пограничные формальности и двинулись в пункт назначения – Алтан-Булак. Красивое название! По-монгольски означает «Золотой ключ». Это был маленький городок, площадью примерно километр на километр. Здесь и обосновался штаб нашей экспедиции, довольно обширной по тому времени (вместе с «полевиками» - изыскателями человек шестьсот!) Предстояло выполнить важное государственное задание – спроектировать и построить железнодорожную магистраль от советского пограничного пункта Наушки до Улан-Батора – столицы Монголии».

 Отчим Николая Михаил Гаврилович Михеев исполнял обязанности начальника изысканий и руководил проектной группой, был председателем месткома. Мама Галина Ивановна занималась техническим проектированием и составлением чертежей.

«В Алтан-Булаке была монгольская школа и русская семилетка. Коля пошел в седьмой класс и сразу же подружился с местными ребятами. Были у него два товарища – Коля и Вася. Их отцы – китайцы, матери – русские. После нашего отъезда дружба ребят продолжалась – они писали друг другу…»

«В первое же лето нашей жизни в Монголии осуществилась давнишняя мечта сына: Михаил Гаврилович купил ему в Кяхте велосипед. С тех пор каждый свободный час Коля с товарищами, у которых тоже были велосипеды, ездили по степям и дорогам, по пресеченной местности, через канавы. Летели спицы, вставлялись новые…Дома сына застать было трудно».

Когда Коля закончил в Алтан-Булаке семилетку, ему пришлось перебираться в ближайшую среднюю школу, в Кяхту. «Это старинный город с древними купеческими постройками отчетливо был виден из нашего Золотого Ключа, – вспоминала Галина Ивановна – Некогда их связывал древний караванный тракт. Теперь их разделили два кордона – монгольский и советский, да ничейная полоса между ними. Грустно было расставаться и отправлять мальчика в интернат. Впрочем, каждую субботу он по пропуску приходил домой. В понедельник же утром автобус строителей, базировавшихся в Сухэ-Баторе, забирал всех учеников и отвозил в Кяхту. Так длилось два года».

При экспедиции была киноаппаратура, и часто демонстрировались фильмы. Коля с друзьями часто помогал киномеханику. После того, как эту должность упразднили и механик уехал в Союз, Коле предложили пройти в Сухэ-Баторе  специальные курсы. Готовясь к весенним экзаменам в школе, Коля одновременно посещал эти курсы в Сухэ-Баторе, добираясь туда 30 км на велосипеде. При этом успевал хорошо сдавать экзамены. Получив удостоверение киномеханика, он на общественных началах показывал фильмы работникам экспедиции.

«На вторую зиму обучения в Кяхте Коля окончил там курсы мотоциклистов и получил права». В будущем это переросло в серьезное увлечение мотоциклетным спортом.  Будучи  студентом, Николай участвовал в спортивных соревнованиях, защищал честь института.

Вообще, из-за  кочевой экспедиционной жизни родителей  Николаю пришлось учиться в нескольких школах.  Кроме Кяхтинской школы он учился в городе Ангрем (Узбекистан),  в томской школе N8,  в 1951 году окончил среднюю школу №248 в Москве.

            Вот слова  матери о своем сыне: «Он с детства выработал в себе чувство товарищества, быстро сходится со сверстниками, умеет ладить и с взрослыми. Экспедиционная обстановка в тяжелые годы войны приучила его к суровому образу жизни, воспитала в нем выносливость, оптимизм… А сейчас я бы добавила: все эти качества очень пригодились Коле, когда он поступил в отряд космонавтов…»

Всего Николай Николаевич совершил 3 полета в космос, хотя их могло бы стать больше. Некоторые полеты отменялись по техническим причинам, некоторые по состоянию здоровья, когда не удавалось получить допуск медицинской комиссии. Один из полетов был отменен из-за гибели товарищей космонавта – экипажа «Союз-11». В космосе многое приходилось  делать впервые: во время полетов с участием Н. Рукавишникова произошла первая в мире стыковка корабля с орбитальной станцией «Салют», первая аварийная посадка  по баллистической траектории с использованием резервного двигателя.

Николай Николаевич Рукавишников ушел из жизни в 2002 году, лишь на два года пережив свою супругу Нину Павловну, давно уже нет в живых его матери и отчима, в 2006 году не стало его сына Владимира.

            Почему так важно вспомнить об этом человеке? Не только потому, что нынешний год юбилейный и объявлен годом космонавтики в России и Международным днем полета человека в космос. И не потому, что Н. Рукавишников был каким-то удивительным, из ряда вон выходящим человеком. Напротив, все кто его знает и помнит, отмечают, что он был  очень простым и понятным. Его детство пришлось на тяжелые военные и послевоенные годы, да и в целом жизнь была непростой, но такой насыщенной, интересной и не напрасной. И потому мы помним  и говорим о нём, чтобы его пример вдохновлял нынешних мальчишек и девчонок.    Пусть они знают, что есть у нас в районе свои истории успеха, есть люди, которые многого добились в жизни не благодаря своему положению и благосостоянию, а  благодаря своему труду. Светлая память о них останется на многие лета, потому что жили  они не для себя – для людей.
 

Благодарим Евлалию Иннокентьевну Бородину, Ольгу Петровну Андрееву, коллектив ЦДО за представленные материалы, фотографии, воспоминания.
 

http://admkht.sdep.ru/zemlyachestvo/znamlud
Планета Монголия в Телеграм: канал Планета Монголия и Монгольский чат